В последнее время правящие элиты ЕС заметно усилили давление на национал-консервативные партии Европы, ставящие под угрозу неолиберальный проект Евросоюза. В ход идут разнообразные методы, в том числе судебные иски, шантаж и даже провокации. Особенно показателен пример Франции, где власти пытаются уничтожить «Национальный фронт» (недавно переименован в «Национальное объединение»), используя юридические, финансовые, судебно-медицинские и другие механизмы. Удастся ли им это сделать? Ведь «Национальный фронт» — самое старое и еще недавно самое массовое право-популистское движение в Евросоюзе, именно оно послужило образцом для всех партий национал-консервативного спектра («Альтернативы для Германии», «Лиги Севера», Австрийской партии свободы, Партии свободы Нидерландов и других). Действия французских властей серьезно подорвали позиции «Национального фронта», под угрозу поставлено само существование партии.

Против «Национального фронта» уже давно применяется финансовое давление, не имеющее под собой юридического основания. Банки Франции и других европейских стран отказывают Фронту в финансировании, а любые попытки получения кредитов из альтернативных источников, в том числе в Первом Чешско-Российском банке, тут же расцениваются как «сговор» с Российской Федерацией. Местные банки, в том числе финансовая группа «Сосьете Женераль» (Société Générale) и французское подразделение HSBC отказываются обслуживать счета НФ и его руководителей. При этом приводятся смехотворные доводы о «плохих» результатах партии на выборах. Марин Ле Пен заявила в этой связи, что финансовые олигархи пытаются задушить политическую оппозицию и демократию. В ходе последней президентской кампании партии пришлось занять кредит в 8 миллионов евро на Филиппинах. «Национальный фронт» вынужден ввести жесткий режим экономии, в конце лета была отменена национальная конференция, уволена половина сотрудников штаб-квартиры в Париже, под вопросом оказалось финансирование выборов в Европарламент в 2019 году. Партия призвала оставшихся членов вносить добровольные пожертвования: пока что собрано около 600 тысяч евро — явно недостаточная сумма.

В настоящее время против «Национального фронта» открыто очередное судебное дело: партия обвиняется в создании 15 фиктивных рабочих мест в Европейском парламенте за счет французского бюджета. Ее сотрудники якобы работали не в Страсбурге, где заседает Европарламент, а в штаб-квартире партии в Париже. Парижский суд уже заморозил счета партии на 1 млн евро, и это означает, что она будет не в состоянии финансировать свои избирательные кампании. Дело еще не закончено, и в случае обвинительного вердикта партию оштрафуют на 7 миллионов евро, в этом случае ей грозит полное банкротство. Уже идет сокращение сотрудников в центральном аппарате партии, закрыто около ста региональных отделений. Число членов партии сократилось с 80 до 30 тысяч человек. Марин Ле Пен заявила в этой связи, что власти совершают «политическое убийство». Кроме того, самой Марин Ле Пен грозит психиатрическая экспертиза в связи с тем, что в 2015 году она выложила в Твиттере фотографии, показывающие зверства «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). Если ее признают виновной в «пропаганде насилия», ей грозят 3 года тюрьмы и штраф в 75 тысяч евро. Эта перспектива вполне реальна, так как Национальное собрание Франции уже лишило Ле Пен парламентского иммунитета.

А ведь еще в начале 2017 года партия наводила ужас на французские элиты: накануне президентских выборов все боялись, что Марин Ле Пен придет к власти и нанесет смертельный удар Евросоюзу. Однако в первом туре она получила лишь 21% голосов, уступив Эммануэлю Макрону, который разбил ее в ходе теледуэли. Во втором туре все партии, как левые, так и правые, объединились против НФ, в результате чего президентом стал Макрон. У Фронта всего 8 мест в Национальном собрании: хотя партия рассчитывала на 50-80 мест, теперь она даже не может сформировать фракцию. Причина в том, что французская мажоритарная избирательная система изначально «несправедлива»: количество депутатов не зависит от реального веса партии. Так, «Непокоренная Франция» Жан-Люка Меланшона (в два раза меньше голосов) получила в парламенте 17 мест и даже коммунисты (1,2%) — 10 депутатских мест, в то время как «Национальный фронт» — всего 8. Марин Ле Пен заявила в этой связи, что система парламентских выборов во Франции является антидемократической и не отражает реального расклада политических сил. В этой связи она потребовала хотя бы частичного введения системы пропорционального голосования.

В условиях продолжающегося партийного кризиса Марин Ле Пен провела «ребрендинг»: название «Национальный фронт», унаследованное от ее отца, основателя партии Жан-Мари Ле Пена, было заменено на «Национальное объединение», звучащее менее одиозно, однако это не принесло успеха. При этом главной проблемой для Марин Ле Пен является неразрешимый вопрос: ставить ли на повестку дня выход из Европейского союза? Сможет ли Фрексит стать французским вариантом Брексита? Именно в этом центральном для партии вопросе лидер НО продолжает лавировать, так как знает, что в своем подавляющем большинстве французы против Фрексита.

Кто может прийти на смену нынешнему лидеру НО? Наблюдатели отмечают, что Марин Ле Пен исполнилось 50 лет, но ее как будто покинули энергия и идеи. Многие однопартийцы предпочли бы видеть на посту лидера НО ее племянницу — 28-летнюю Марион Марешаль. Хотя эта эффектная молодая женщина временно отдалилась от политики, именно она способна придать второе дыхание движению, уверены многие «фронтисты». Тем временем былые «ученики» обогнали «учителя». Марин Ле Пен вспоминает, что еще несколько лет назад она принимала у себя в Париже лидера итальянской партии «Лига Севера» Маттео Сальвини. В то время «Лига» находилась в упадке, за нее голосовало не более 3% избирателей, и Ле Пен давала политические советы Сальвини. Сегодня они поменялись ролями: Марин Ле Пен больше не наставник Лиги, она сама должна учиться у итальянских ультраправых, как завоевывать сердца избирателей. Однако ситуация складывается неблагоприятно для НО: согласно прогнозам, партия покажет неважные результаты на предстоящих выборах в Европарламент.

Пока еще рано говорить о смерти «Национального фронта»: политический ландшафт Франции стремительно меняется, падает рейтинг президента Эммануэля Макрона. Сегодня его одобряет лишь 29% французов — это необычайно низкий показатель. Вокруг Макрона множатся скандалы — в связи с его телохранителем, его бонапартистскими замашками, заявлениями, оскорбляющими достоинство французов. Экономика растет слабо, кабинет министров покидают популярные политики. И, не стоит забывать, что «убитые» в ходе последних президентских выборов партии — социалисты, голлисты и тот же «Национальный Фронт» — могут возродиться в ходе нового политического «передела». Французский философ Мишель Онфре уверен, что «Национальному Фронту» не дадут умереть: неолиберальным элитам нужна «страшилка», чтобы привлечь электорат на свою сторону. Избрание президентом мало кому известного Макрона подтверждает правило, что перед угрозой «фашизма» происходит сплочение как левых, так и правоцентристских сил. К тому же, «Национальный фронт» нужен европейским правым. В преддверии выборов в Европарламент, намеченных на весну 2019 года, министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини заявил, что намерен сколотить общеевропейский альянс право-популистских сил. В него должны войти итальянская «Лига Севера», Австрийская партия свободы, Партия свободы Нидерландов и «Национальное объединение» Марин Ле Пен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.