Порой, когда лидеры республик, живших вместе под одной крышей Советского Союза, беседуют друг с другом за рамками официальных переговоров, то обычно слышен непринужденный громкий смех. Поскольку у всех лидеров есть общее прошлое, и все они знают русский язык, им очень легко общаться друг с другом.

Когда к этим лидерам присоединяется президент Реджеп Тайип Эрдоган, возникает удивительное зрелище. Потому что общение продолжается на русском языке, и хотя Эрдоган не знает русского языка, появляется человек, который словно «ангел-спаситель» приходит ему на помощь. Это президент Азербайджана Ильхам Алиев.

В такого рода ситуациях Алиев, который прекрасно владеет и русским, и турецким языками, добровольно выступает в качестве «переводчика» Эрдогана. Например, в 23-м Всемирном энергетическом конгрессе, состоявшемся 10 октября 2016 года в Стамбуле, приняли участие в том числе президент России Владимир Путин и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Тогда после «самолетного кризиса» только установился российско-турецкий мир, и Путин приехал в Турцию впервые после этого инцидента. За несколько минут до начала конгресса Эрдоган, Путин и Алиев сидели в первом ряду. Переводчики и охранники находились за ними. Все три лидера о чем-то живо беседовали и улыбались. Эрдоган говорил что-то Путину, который сидел посередине, а Алиев переводил.

Аналогичную картину можно было наблюдать и на шестом саммите глав государств Тюркского совета, состоявшемся в сентябре этого года в Киргизии. Когда Эрдоган беседовал с лидерами стран Средней Азии, по-дружески беря их под руку, Алиев снова был тут как тут в качестве добровольного переводчика.

Но самый интересный случай произошел в июле 2008 года в столице Казахстана, Астане. В рамках торжеств по случаю 10-й годовщины переноса столицы в Астану Ильхам Алиев переводил тогдашнему президенту Турции Абдулле Гюлю, когда лидеры какое-то время прогуливались, взявшись под руки, с бывшим президентом Армении Сержем Саргсяном. Когда Алиев подключился к разговору, Саргсян сказал: «Я знаю турецкий язык», — и начал говорить. Но поскольку его знания турецкого языка не хватило, Алиев продолжил переводить.

В сентябре 2008 года бывший корреспондент газеты «Миллиет» (Milliyet) в Москве Дженк Башламыш во время интервью с Саргсяном в Ереване напомнил вышеизложенный случай: «Во время вашей беседы с президентом Гюлем вы смогли найти возможность затронуть неполитические темы? Например, президент рассказал о своих впечатлениях от Еревана? Сказал ли он вам какие-либо слова на армянском языке, или, может быть, вы сказали ему что-нибудь по-турецки».

Саргсян долго смеялся, а затем ответил: «Нет, у нас не было возможности обсудить другие темы с г-ном президентом. Не думаю, что г-н Гюль знает армянский язык. Почему-то есть легенда, будто бы я говорю по-азербайджански! Да, когда-то я знал азербайджанский язык на уровне простого разговора. Я знаю, что турецкий и азербайджанский близки друг к другу. Но я 20 лет не говорил на азербайджанском языке. И сейчас я вряд ли в состоянии построить вразумительное предложение!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.