Консервативный Христианско-социальный союз (ХСС) потратил последние несколько месяцев на проведение своеобразного управляемого эксперимента с нынешним состоянием европейской политики. В одной из самых богатых частей Европы, где безработицы практически не существует, и где властям удалось весьма неплохо справиться с последствиями миграционного кризиса 2015 года, эта партия, правившая в течение нескольких десятилетий, в последние полгода взяла резко вправо. ХСС — это партия-партнер более умеренного Христианско-демократического союза (ХДС) Ангелы Меркель, который выдвинул своих кандидатов в 15 других федеральных землях Германии, но не в Баварии. В течение последних нескольких месяцев Хорст Зеехофер (Horst Seehofer), министр внутренних дел Германии в коалиции ХСС/ХДС и левоцентристских социал-демократов, активно пытался поставить правительство г-жи Меркель на грань краха из-за ее политики в вопросе иммиграции и связанных с ней проблем. Премьер-министр Баварии Маркус Зёдер (Markus Söder), занявший этот пост после Зеехофера, реализовывал квазитрамповскую стратегию, в центре которой стоял вопрос о восстановлении «христианской» идентичности Баварии.

Сегодня эта стратегия натолкнулась на чрезвычайно серьезное препятствие, когда жители Баварии отправились на выборы в земельный парламент, которые проводятся раз в пять лет. В прошлый раз, в 2013 году, ХСС вновь получил большинство мест в земельном парламенте Баварии, проработав первый срок в коалиции после своего подъема в 1950-х годах. Однако, когда лидеры партии запаниковали, увидев не слишком впечатляющие результаты ХСС/ХДС на парламентских выборах в сентябре прошлого года, на которых «Альтернатива для Германии» заняла третье место, они решили скопировать некоторые элементы стратегии «Альтернативы для Германии». Сегодня ХСС пришлось за это заплатить: уровень поддержки ХСС упал с 48% в 2013 году до 37% (согласно последним прогнозам), поскольку избиратели обратились к леволиберальной Партии зеленых, партии «Свободные избиратели» и «Альтернативе для Германии».

Такие результаты оказались несколько более благоприятными по сравнению с самыми мрачными прогнозами, но по меркам ХСС это провал. Первый прогноз на 6 часов вечера по местному времени был еще хуже, и люди, собравшиеся на митинг ХСС у здания земельного парламента Баварии в Мюнхене, стояли молча, когда эти цифры демонстрировались на огромном экране. Вскоре после этого я столкнулся с г-ном Зёдером, когда он входил в здание, и спросил его, испытывает ли он облегчение. Он поморщился и ответил, что ему необходимо поговорить с коллегами. Некоторое время спустя, выступая перед собравшимися на митинге ХСС, он потребовал мандат на формирование правительства, однако выглядел несколько испуганным и пристыженным, говоря о том, что партии необходимо проанализировать результаты. Вполне возможно, в ХСС полетят чьи-то головы. Между тем на митинге Партии зеленых, который тоже проходил рядом с великолепным зданием «Максимилианеум» в Мюнхене, царило необычайное воодушевление. Зеленые, которые, по данным опросов, теперь занимают второе место по стране благодаря их новому прагматичному, центристскому посылу, сотворившему сегодня настоящее чудо в Баварии, чувствуют, что они набирают обороты.

Каково значение результатов сегодняшних выборов в Баварии? Вполне возможно, здесь будет сформирована коалиция ХСС и партии «Свободные избиратели», а в руководстве ХСС произойдут некоторые изменения. Между тем в Берлине г-жу Меркель простят за то, что она испытала облегчение. Возможно, ХСС и является партией-партнером ХДС, однако ее тактика в последние несколько месяцев сделала работу г-жи Меркель практически невыполнимой. Канцлер не станет оплакивать карьеру г-на Зеехофера, если он лишится своей должности в ближайшие несколько дней. Более того, провальная победа ХСС на выборах в Баварии поможет несколько остудить пыл настроенных против г-жи Меркель консерваторов внутри ее собственной партии — консерваторов, которые призывали перенять стратегию Зёдера и Зеехофера.

Но сегодняшние результаты указывают на гораздо более широкое явление. Прежде ХСС был образцом того, что немцы называли «народными партиями». Эти гигантские, допускающие многообразие мнений, правоцентристские или левоцентристские силы прежде обладали своего рода монополией на политику в большинстве западноевропейских партий. Но во многих странах сейчас эта монополия постепенно исчезает. Последователи политических принципов де Голля и социалисты теряют поддержку во Франции, тогда как ультраправые, ультралевые и радикальный центр набирают силу. В Нидерландах, Испании, Швеции и Италии традиционные христианские демократы и социалисты оказались на вторых ролях, тогда как на первый план вышли более энергичные силы правого, левого и центристского толка. В Греции и Австрии социал-демократы переживают кризис. В Германии поддержка ХСС и Социал-демократической партии падает практически везде (за редкими исключениями), а зеленые и «Альтернатива для Германии» набирают силу. Только в Великобритании две традиционные партии до сих пор сохраняют силу, но за это им следует благодарить исключительно их искаженную избирательную систему.

Упадок «народных партий» фундаментальным образом меняет то, как сегодня управляется Европа. В результате европейских выборов в следующем году и Европарламент, и Еврокомиссия могут стать более разномастными, поскольку прежняя дуополия правоцентристов и левоцентристов может потерять большинство мест. На национальном уровне прежняя концепция крупных ведущих партий как центров слияния различных точек зрения и интересов постепенно уходит в прошлое. Как бы вы ни относились к ХСС (и к Социал-демократической партии, которая тоже потерпела неудачу в Баварии), стоит признать, что их закат является свидетельством более масштабного явления, а именно конца эпохи консенсуса и наступления новой эры внутриевропейского антагонизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.