Кибер-бойцы

Все знают, как выглядят бойцы спецназа, к примеру, элитного отряда «Дельта» американских ВС: это сильные ребята устрашающего вида с укороченными винтовками и новейшими очками ночного видения, выпрыгивающие из черного вертолета посреди ночи.

А как выглядят американские кибер-бойцы?

Никто не делает им такую рекламу, и чаще всего они работают на самых засекреченных объектах в мире. Но мы все же можем составить их приблизительный портрет.

Вероятнее всего, они несколько менее агрессивны. Их набирают из всех четырех видов вооруженных сил. Многие из них работают за границей, но многие другие ежедневно ездят на работу в Форт-Мид Агентства национальной безопасности, расположенный между Вашингтоном и Балтимором.

И, как на этой неделе сообщило издание «Нью-Йорк Таймс», они уже заняты тем, что оказывают мягкое давление на своих коллег в России, которые связаны с антизападными кампаниями влияния Москвы.

Американские кибер-бойцы оказывают давление «на отдельных агентов России, чтобы попытаться удержать их от распространения дезинформации с целью вмешательства в выборы, информируют их, что агенты США идентифицировали их и отслеживают их работу, о чем сообщили чиновники, знакомые с ходом операции», сообщает Джулиан Барнс (Julian Barnes) из «Нью-Йорк Таймс».

Подробности операции не сообщаются, что совсем не удивляет, но мы все же можем составить примерную картину происходящего.

 Электронная разведывательная аппаратура

АНБ и Киберкомандование США практически вездесущи в интернете.

В судебных материалах, обнародованных управлением специального прокурора Министерства юстиций США Роберта Мюллера (Robert Mueller), содержатся собранные американским разведывательным сообществом электронные письма одного российского агента влияния другому, а также данные о конкретных шагах пользователей, включая попытку одного россиянина очистить свою историю загрузок.

Как АНБ достигло такого уровня всеведения? Возможно, мы никогда этого не узнаем — или узнаем, учитывая те проблемы, с которыми сталкивается агентство, пытаясь сохранить свои секреты, — но здесь стоит отметить, что, если какой-то кусочек информации перемещается по глобальной информационной сети, какой-нибудь специалист в Форт-Мид вполне может узнать о его существовании.

Обладая такими знаниями, как пишет «Нью-Йорк Таймс», американские кибер-бойцы проводят собственную операцию влияния, сконцентрировавшись на конкретных россиянах.

Как пишет газета, американцы вовсе не угрожают им: «Тем не менее, всякий, на кого это обрушится, должен знать, основываясь на действиях властей США против других российских агентов, что ему может быть предъявлено обвинение, либо против него могут быть введены санкции».

Вас приветствуют США

Такой индивидуальный подход является отражением эволюции образа мыслей американской разведки и чиновников Министерства обороны в вопросе о том, как нужно реагировать на киберагрессию России. Они долгое время не могли решить эту проблему с тех пор, как разведывательное сообщество зафиксировало рост числа активных мер в период администрации Обамы.

Точки зрения Пентагона, Госдепартамента и разведывательных агентств о том, как нужно реагировать, по некоторым данным, различались.

Возможно, США следовало совершать кибератаки, чтобы выводить из строя те серверы, которые использовались для проведения хакерских атак — буквально расплавлять их при помощи вредоносных программ, отключающих их вентиляторы.

Возможно, стоило попытаться поставить в неловкое положение президента России Владимира Путина, обнародовав информацию о его секретных активах по всему миру.

Возможно, стоило провести собственную кампанию влияния.

При президенте Обаме, по некоторым данным, аргументы «против» часто перевешивали аргументы «за».

США гораздо более уязвимы перед кибер-эскалацией, нежели Россия, — к такому выводу пришла администрация. В результате кибератак россиян во многих системах в США появились потенциальные уязвимые места, и никто не мог сказать, в какой момент кибер-стычка прекратилась бы, если бы Вашингтон решился «зажечь фитиль».

Как пишет «Нью-Йорк Таймс» о Киберкомандовании США, Вашингтон пришел к выводу, что будет лучше, если его операция будет как можно более незаметной и сдержанной.

Поэтому, вполне возможно, какой-нибудь офицер разведки, работающий на ГРУ, однажды утром наклоняется, чтобы взять в руки свой смартфон и видит там сообщение, присланное с неизвестного номера: «Мы знаем, что вы делаете. Будет очень печально, если вы станете мишенью санкций, как остальные».

Или же какой-нибудь специалист по операциям влияния в Санкт-Петербурге садится за свой рабочий компьютер, где он целый день работает, притворяясь американским пользователем Фейсбука, и получает сообщение: «То, что вы делаете, причиняет вред. Мы очень серьезно относимся к такого рода действиям».

Проект Лахта

Если в этом и заключается решение Киберкомандования, то следующий вопрос — насколько эффективным оно может быть.

Судебные материалы и показания в Конгрессе дают возможность составить самую подробную картину российских операций влияния, направленных против Запада, под кодовым названием «Проект Лахта».

В случае с агитацией в соцсетях занимающиеся этим люди — это, несомненно, частные лица, работающие по найму — в противовес должностным лицам, таким как офицеры разведки, которые провели хакерские атаки на системы национального комитета Демократической партии, избирательные системы и множество других систем в США.

Возможно, такого рода стимулы могут сработать. Наш воображаемый специалист по операциям влияния в Санкт-Петербурге, возможно, подумает про себя: «Я хочу иметь возможность поехать в Европу в отпуск. И я не хочу, чтобы мое имя появилось в результатах поиска Google в связи с этой моей работой. Поэтому я лучше поищу другую работу».

Сломать нашего воображаемого офицера ГРУ сложнее. Он — офицер, который подчиняется приказам и который не любит США, поскольку он знает, что американские кибер-профессионалы делают с Россией. Довольно трудно представить себе, что его может напугать обвинительное заключение, выпущенное Министерством юстиций за 5 тысяч миль, на другом конце земного шара.

На самом деле российское правительство в какой-то степени раскусило и пытается помешать реализации стратегии Запада по «публичному посрамлению» тех, кто сегодня участвует в шпионских играх.

Когда британское правительство публично обвинило двоих офицеров ГРУ — назвав их по именам — в покушении с применением вещества нервно-паралитического действия, в результате которого пострадали несколько человек к Великобритании, эти люди появились на российском телевидении. Они рассказали, что они действительно посетили Солсбери, где произошли отравления, но они всего лишь хотели увидеть знаменитый собор.

Когда Министерство юстиций обвинило россиянку в том, чтобы она вела бухгалтерию российских операций влияния, она опубликовала видео, в котором заявила, что она — лишь обычный бухгалтер и даже не говорит по-английски! Но она все же сказала, что надеется, что в конечном счете Америка снова станет великой.

Троллинг такого масштаба превратился в важный элемент управления государством среди крупных держав 21 века — к примеру, Министерство иностранных дел Китая поразило всех, заявив, что Пекин может закрыть положительное сальдо торгового баланса с США, купив четыре баснословно дорогих атомных авианосца у ВМС США. 

(Это вряд ли случится.)

Теперь, когда отношения между США и этими антагонистами достигли такого уровня, возникает вопрос: насколько эффективной может оказаться кампания Киберкомандования, заключающаяся в мягком похлопывании кибер-преступников по плечу?

И какие еще шаги могут предпринять вооруженные силы США и разведывательное сообщество? 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.