Чтобы соткать ковёр политического решения в Сирии, требуется приложение энергичных и творческих усилий, а чтобы они были успешны, необходимо все равно что чудо. Это также требует жестких переговоров, огромного давления и сложных компромиссов. Вовлечённость противоборствующих игроков, наличие старых и новых препятствий свидетельствует о том, что мы сталкиваемся с одним из самых сложных кризисов, которые видел мир в последнюю эпоху.

Картина, конечно, была бы иной, если бы одна из сторон могла объявить победу, совершив один лишь удар, и разрешить ситуацию, навязав всем своё решение. Если российскую сторону и можно назвать главным игроком на этом сложном этапе, ее никак нельзя рассматривать в качестве единственного игрока. У неё есть партнеры на местах, интересы которых должны быть приняты во внимание, а сирийская проблема является лишь одним из многих досье на повестке ее отношений с Западом, особенно с Соединенными Штатами. Сирия — важная веха в процессе борьбы России во главе с Владимиром Путиным против мира, где господствует единственная сверхдержава. Тем не менее, слишком рано полагать, что Кремль заинтересован в полной победе в Сирии, даже если это не нанесёт ущерб его отношениям с Израилем, Турцией и Западом. Расчеты Путина сложнее и выходят за границы сирийской территории.

Нет сомнений в том, что российская нить станет самой заметной нитью в ковре сирийского решения. Москва является обязательным пунктом для пропуска любого долгосрочного решения по Сирии. Это, безусловно, известно советнику президента США по национальной безопасности Джону Болтону и спецпосланнику ООН Стефану де Мистуре, который собирается покинуть сирийский театр действий. Тем не менее, российской нити недостаточно, поскольку Москва не в состоянии нести бремя ответственности за восстановление Сирии. Трудно поверить, что западные страны готовы участвовать в реконструкции Сирии, если их роль будет ограничиваться приукрашиванием победы России и нормализацией ситуации в Сирии, живущей под российским зонтиком и не сдерживающей влияние Ирана, который вместе со своими ополчениями препятствовал свержению сирийского режима.

Российская нить должна быть, но наряду с ней должна быть и американская нить. Америка в военном отношении присутствует в восточной Сирии и недавно решила усилить давление, чтобы вытеснить иранских боевиков из Сирии. В первую неделю следующего месяца предполагается, что Соединенные Штаты перейдут на новый уровень в оказании давления и вернутся к введению самых жёстких санкций против Тегерана, который больше не скрывает масштабов трудностей, с которыми сталкивается его экономика.

Сирийскому ковру политическому решения также нужна европейская, турецкая, иранская, арабская и израильская нити, по крайней мере, с точки зрения мер безопасности.

Возможно, именно в поиске этих нитей был проведён четырехсторонний саммит в Стамбуле, в котором участвовали лидеры России, Франции, Германии, а также президент принимающей страны. Саммит призвал к формированию комитета для составления текста сирийской конституции к концу года.

Участники подчеркнули необходимость создания на всей территории Сирии условий для безопасного и добровольного возвращения беженцев, содействия доступа гуманитарной помощи в страну, окончательного прекращения огня и продолжения борьбы с боевиками. Нет сомнений в том, что саммит продемонстрировал необходимость в партнерах, пусть и с разной степенью развития связей. Путину нужно европейское партнерство, чтобы обеспечить некое прикрытие для решения по Сирии, поскольку именно оно может стать отправной точкой для участия Америки в этом процессе. Турция также нуждается в европейских партнерах, чтобы укрепить свою роль и балансировать против Ирана, с одной стороны, и сбалансировать роль России, с другой. Франция и Германия также хотят принять участие, чтобы показать, что Европа не утратила своё влияние в результате решения Великобритании выйти из Европейского союза и предупредить Италию и другие страны о последствиях восстания против духа и контроля Союза.

Короткой встречи в Стамбуле недостаточно, чтобы устранить различия в расчетах стран. Пресс-конференция, последовавшая за саммитом, выявила эти разногласия. Ангела Меркель подчеркнула, что военного решения сирийского кризиса не существует. «В конце этого политического процесса должны быть проведены свободные выборы с участием всех сирийцев, в том числе живущих за рубежом», — отметила она. Президент Эммануэль Макрон поспешил поддержать заявление германского канцлера и призвал Россию оказать действенное давление на сирийский режим. Со своей стороны Путин акцентировал внимание на борьбе с терроризмом и выразил надежду, что Турция скоро завершит создание демилитаризованной зоны в Идлибе. Что касается президента Реджепа Тайипа Эрдогана, то он сказал, что сирийский народ внутри страны и за рубежом определит судьбу президента Башара Асада, сделав акцент на борьбе с «террористами» в северной Сирии, имея в виду курдские организации.

Предполагается, что итоги стамбульского саммита сейчас включены в повестку встречи «малой группы» в Лондоне. В группу входят Америка, Франция, Великобритания, Германия, Саудовская Аравия, Иордания и Египет. Также, разумеется, в ней принимает участие де Мистура. Попытка создать условия для сосуществования необходимых нитей также будет предпринята на других встречах, включая будущий саммит Владимира Путина и Дональда Трампа в кулуарах празднования годовщины окончания Первой мировой войны во Франции. Сирийский вопрос, вероятно, займет важное место в ходе переговоров, если учитывать итоги визита Болтона в Москву. Продолжается российско-американский диалог, что подтверждает приглашение Трампа, адресованное Путину, с предложением посетить Вашингтон, даже если кажется, что в этом призыве присутствует китайское измерение. Тот же вопрос будет включён в повестку, когда 19 ноября де Мистура представит Совету Безопасности ООН свой последний отчёт о результатах своих усилий по разрешению политического кризиса и неспособности убедить Дамаск в содействии формированию Конституционного комитета.

Соткать сирийское решение будет непросто. Недостаточно создать условия для сосуществования сочинского и женевского переговорных треков. Сирийский режим не шел на уступки, когда был слабым, так как этого добиться сегодня, когда ситуация на местах изменилась в его пользу? Как насчет позиции Ирана, который готовится к новому этапу давления со стороны Соединенных Штатов. Может ли Путин добиться от Ирана того, что оправдает использование американских и европейских нитей для ковра урегулирования?

Мы столкнулись с очень сложным кризисом, если учитывать его внутренние, региональные и международные аспекты. Решение требует давления и терпения, подготовки «козырей» и заключения крупных договоренностей, что практически означает необходимость в чуде.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.