С каждым днем ​​политика США в отношении Ирана и Саудовской Аравии все больше напоминает классический фильм 1991 года «Тельма и Луиза».

Напоминаю для молодежи. В фильме снимаются Сьюзан Сарандон и Джина Дэвис, две подружки, чья поездка на рыбалку превратилась в кошмар после того, как героиня Сарандон выстрелила в потенциального насильника, спровоцировав одну из величайших строк кино всех времен: «Ты выстрелила в голову парня со спущенными штанами, поверь мне, Техас — это не то место, где захочешь быть пойманным». В результате это заставило женщин бежать от полиции, резко направив свой Thunderbird 1966 со скалы в Гранд-Каньон навстречу смерти.

Как это касается Ирана, Саудовской Аравии и США? Что ж, если вы посмотрите на политику США по Ближнему Востоку в последнее десятилетие, то что вы увидите? Вы увидите команду Обамы, который смотрит на Иран и Саудовскую Аравию, приговаривая: саудиты маневрируют и никогда не принесут арабо-израильский мир или реальные реформы внутри страны, так давайте ставить на Иран — на то, что лучший способ склонить регион на хороший путь — это продвигать идею денуклеаризации и реформ в Иране, который в действительности является цивилизованной страной с наделенными правами женщинами и прозападным средним классом.

Поэтому команда Обамы сформировала ядерное соглашение, чтобы ограничить возможность развития ядерного оружия Ирана минимум на 15 лет в ответ на снятие американских санкций, и такой желанный побочный эффект как открытие Ирана миру, тем самым укрепляя позиции умеренных против жесткой Революционной гвардии.

И как это сработало?

Иран денуклеаризован, но Революционная гвардия использовала снятие давления, свежие наличные и инвестиции Запада для дальнейшего продвижения своей власти в суннитский арабский мир, укрепляя хватку иранских прокси над четырьмя арабскими столицами: Багдадом, Дамаском, Саной и Бейрутом.

Хуже того, Иран и ливанская шиитская армия наемников «Хезболлы» присоединились к сирийскому прошиитскому режиму, подавляли любую возможность разделить власть с сирийскими мятежниками, а заодно помогали этому режиму осуществить этническую чистку суннитов в ключевых районах Сирии. Иран и наемники также закрыли глаза на использование Сирией в геноцидных целях ядовитого газа и «бочковых» бомб, в значительной мере приведшее к смерти 500 тысяч человек.

Империалистическая перезагрузка Ирана приостановилась лишь после того, как израильские военно-воздушные силы нанесли тяжелый удар по иранским подразделениям в Сирии, когда Иран прислал ракеты для атаки на Израиль.

Думаю, что ядерное соглашение с Ираном стоило того, чтобы на него поставить. Здесь не о чем жалеть. Оно обратило иранскую ядерную программу — и это не шутка — но оно не сделало ничего, чтобы смягчить региональное поведение страны, что никогда не предполагалось этим пактом. На самом деле, это могло быть даже ценой его: кажется, что иранский верховный лидер компенсировал заключение соглашения с «американским дьяволом», позволив Революционной гвардии более свободно укреплять свою власть.

И потом пришел президент Трамп.

Он разорвал иранское ядерное соглашение, заново наложил санкции на Тегеран и пообещал продвигать американские интересы в регионе, продав оружие на 110 миллиардов долларов Саудовской Аравии и поставив на молодого кронпринца Мухаммеда бен Салмана или МБС, который убрал с улиц религиозную полицию — и это не шутка, предоставил женщинам право водить авто и принес кино и концерты на западный манер в королевство пустыни, одновременно уничтожая всякое инакомыслие.

Ставка Барака Обамы на Иран имела смысл, но это также требовало от США и союзников сдерживать зловещее региональное влияние Ирана извне. Ставка Трампа на МБС также имеет смысл — мы изрядно заинтересованы в свертывании экспорта пуританского саудовского салафитского ислама, экстремальные версии которого вдохновили участников 9/11, Талибан и ИГИЛ (запрещенные в России организации — прим. ред.).

И чтобы получить все самое лучшее и смягчить все худшее со стороны импульсивного МБС, США должны сдерживать его изнутри. Нам нужен жесткий посол США или специальный представитель в Эр-Рияде — или президент — чтобы очертить красные линии для МБС. Трамп не сделал ничего из этого, оставив поддержку МБС большей частью своему зятю, Джареду Кушнеру.

И так же как иранцы, МБС использует этот карт-бланш от Америки, чтобы укрепить свою власть и расширить ее: осуществляя интервенцию в Йемене, блокаду в Катаре, похищая премьер-министра Ливана, сражаясь с женщинами-активистками и позволив, если не приказав, своей команде убить умеренного сторонника демократии в Саудовской Аравии Джамаль Хашукджи.

Видите в этом тенденцию?

В обоих случаях США надеялись, что ограниченные ставки на смягчение токсичного поведения Ирана и Саудовской Аравии могут привести к лучшим последствиям в регионе и для американских интересов. Зато обе страны использовали дополнительное пространство для маневра и ресурсы, которые мы давали им на то, чтобы проехаться прямо по скале.

Выражаясь кинематографически, Иран и Саудовская Аравия сделали все то, что Тельма и Луиза. Но так как это Ближний Восток, то они сделали это в отдельных машинах.

Например, МБС похитил премьер-министра Ливана Саада Харири. А иранская Хезболла убила бывшего премьер-министра Ливана, отца Саада, Рафика Харири, чтобы убедиться в том, что он не вернется к власти. Кстати, Дания только обвинила Иран в том, что тот прислал туда спецагентов для убийства иранца, арабского оппозиционного лидера, проживающего в изгнании. А Франция только выслала иранского дипломата, после того как тот провалил намерение взорвать бомбу на парижском съезде оппозиционной группы Ирана.

Я отметил это не для того, чтобы отвлечь внимание от саудовского убийства и вопиющего расчленения Хашогги. Саудовская Аравия, и кто бы еще ни был к этому причастен, должен понести наказание. (Это не была самовольная операция. Таких самовольных операций в истории Саудовской Аравии никогда не было.)

Я отметил это просто, чтобы указать на то, что весь этот регион зажат в очень самоубийственном кругу племенного, политического и сектантского безумия — персы против арабов, шииты против суннитов, правительство против демократических активистов, саудиты против катаров, алавиты против суннитов, исламисты против христиан, израильтяне против палестинцев, йеменцы Хути против йеменцев-суннитов, турки против курдов и ливийские племена против ливийских племен. Столько ненависти, в стольких направлениях.

«Люди говорят, что как выбор Америки на Ближнем Востоке лежит между «хорошими союзниками» вроде Саудовской Аравии и «плохими противниками» вроде Ирана, но в действительности мы выбираем между плохими союзниками и плохими противниками», — заметил Карим Саджадпур, эксперт по вопросам Ближнего Востока Фонда Карнеги.

Я с декабря говорю — и как на ветер — о том, что МБС должен был конкурировать с иранцами, пытаясь «перереформировать» их. Когда МБС позволил саудовским женщинам посещать спортивные события типа футбола вместе с мужчинами, иранские аятоллы не воплотили ничего подобного для своих женщин, и иранские женщины в полный голос жаловались, что саудовские женщины имеют права, которых нет у них.

Последняя вещь, которую надо было пробовать саудитам, так это соревноваться с Ираном за укрепление власти в регионе посредством подпольных сетей. Иранцы имеют 40 лет опыта принуждения соседей и умерщвления противников руками прокси вроде Хезболлы — всегда профессионально и с правдоподобными возражениями. Саудиты, в противовес, имеют 40-летний опыт сотрудничества с соседями и диссидентами путем выписывания чеков. Это их главная компетенция.

За годы правления МБС произошло то, что он захотел поиграть как большие ребята с района. Он и несколько молодых, полных тестостерона крутых парней, захотели укрепить свою власть как Иран, запугать ливанских премьер-министров как Революционная гвардия, и отправлять свои группы боевиков как израильский Моссад.

Но все это было вне компетенции саудовских ВВС, саудовских дипломатов и саудовской разведки, и все это закончилось сумасшедшим, отвратительным и невероятно бессмысленным убийством Хашукджи в саудовском консульстве в Стамбуле, вслед за чем последовали лишь правдоподобные отрицания.

Работа американского президента — это понять, что у всех ключевых игроков там многочисленные планы. Некоторые из этих планов созвучны нашим интересам — или мы забыли, что Иран помог нам победить Талибан после 9/11?— но многие и конфликтуют с нашими интересами.

Мы должны извлечь из них все лучшее, что можем, сворачивая и нейтрализуя их худшие порывы — и отказаться от нефти так быстро, как только можем, чтобы уменьшить нашу зависимость от этого безумия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.