Мы не сможем защитить европейцев, если мы не создадим настоящую европейскую армию способную защитить нас от России». Этим простым заявлением Эммануэль Макрон вызвал замешательство среди экспертов по вопросам обороны. Евродепутат Арно Данжан (Arnaud Danjean), которому Макрон поручил стратегический пересмотр безопасности и национальной обороны, считает, что это опасная «утопия».

«Первая проблема состоит из политического и философского аспектов. Армия сражается за защиту ценностей, государственных институтов. Пока мы не нашли лучшего, чем защита нации. А чьи интересы будет защищать эта европейская армия? Какова структура политической подчиненности? Мы собираемся создать комиссию без гражданства в Брюсселе, чтобы распоряжаться жизнями солдат?»

Генерал де Вилье (de Villiers), бывший начальник генерального штаба, также высказал свои опасения: «Если идея европейской армии состоит в том, чтобы объединить военные силы и сделать из них боевые подразделения, подчиняющиеся приказам гипотетического генштаба в Брюсселе, я говорю вам: Это невозможно! И сон превратится в кошмар. Мы не должны убивать прекрасную европейскую идею (…), но нужно, чтобы эта сильная Европа строилась на суверенитете народов внутри французского межгосударственного суверенитета».

«Кто возьмет на себя ответственность за пролитую кровь?»

Жан-Кристоф Лагард (Jean-Christophe Lagarde), лидер «Союза демократов и независимых» и при этом федералист, считает, что создание европейской армии невозможно, потому что для этого не хватает двух условий». Политик считает, что для того, чтобы армия была легитимной, необходимо, прежде всего определить цели внешней политики и жизненно важные интересы для защиты. «Но особенно необходим командующий, который принимает решение об отправке войск». «Мы не сможем консультироваться с 27 главами государств и правительств, когда необходимо срочно действовать. И должен быть человек, отвечающий за гибель людей. Кто возьмет на себя ответственность за пролитую кровь? Легитимность может быть только национальной».

«Другая проблема носит технический характер. Речь о правилах взаимодействия», — продолжает Арно Данжан. «Какую модель мы будем брать за основу при создании европейской армии? Немецкую или французскую? В Германии применение военной силы возможно только с согласия Бундестага. Во Франции же глава государства, он же глава вооруженных сил, единолично принимает решение об участии в военных действиях. Если бы европейская армия существовала, то она была бы обязательно построена на компромиссе, где армия выполняла бы миротворческие функции с умеренным мандатом, включая многие ограничения как у миротворцев ООН. В данном случае речь идет о неисполнительном мандате. У такого типа армии никогда не было боевого мандата».

В 2016 году Ле Дриан был против создания европейской армии

Так что операция в Мали Франсуа Олланда перед лицом неизбежной опасности была бы невозможна с «европейской армией» с ее ограниченными полномочиями. «Я не понимаю, зачем Франции связывать себе руки присоединяясь к армии с такими ограниченными возможностями. Это означает отказ от возможности принятия автономных решений».

В начале 2016 года, министр обороны Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian) отвергал любую идею о европейской армии. «Европа гораздо меньше нуждается в воображаемой федеральной армии, чем в конкретной солидарности между ее членами, в том числе на военном уровне», — заявил он, выступая в Сорбонне 18 января 2016 года. «Государства сами должны обеспечивать защиту, а самые главные из них должны играть лидирующую роль в Европе», — заключил он, выразив свою непоколебимую убежденность. Нужно выяснить, занимает ли сегодня министр иностранных дел Эммануэля Макрона такую же непоколебимую позицию.

Оборонно-промышленная политика

Во всяком случае никогда прежде французские главы государств не говорили вслух о концепции «реальной европейской армии». Они всегда предпочитали использовать термин «общая оборонная политика», который подразумевал совместные военные разработки и учения. «Это оборонно-промышленная политика», — настаивает Арно Данжан. Оборонная политика Европы постепенно продвигается вперед. Помимо Великобритании, Франция —единственная военная держава, способная отправить свои войска на внешний театр военный действий, и принимает активное участие в «Европейской инициативе по вмешательству», которая объединяет девять государств. Это первый шаг, который заключается в создании «общей стратегической культуры» и представлении «общих сценариев вмешательства».

«Европейская оборона может существовать только как континентальный столп НАТО», — считает Жан-Кристоф Лагард. «Европейцам абсолютно необходимо усовершенствовать средства разведки, беспилотные летательные аппараты… На данный момент мы все еще зависим от США». Такого же мнения и Арно Данджан, который, учитывая последние военные закупки бельгийцев, напоминает, что «мы не создадим европейскую армию с американскими F-35». Ангела Меркель в свою очередь предложила создать Европейский совет безопасности. Насколько нам известно, Эммануэль Макрон публично не отреагировал на это предложение…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.