Содействие, оказываемой венесуэльской антиутопии Владимиром Путиным и Си Цзиньпином, свидетельствует о их полном равнодушии к основным человеческим интересам. Но наряду с этим оно указывает и на нечто большее: на огромную разницу между внешнеполитическими доктринами Китая и России с одной стороны, и Америки с другой.

Да, в 2018 году мир стал лучше, чем когда бы то ни было. Он дал человечеству непревзойденное благополучие и относительный мир, поскольку сегодня нет крупных войн, как в 20 веке. Благодаря в основном американскому капитализму, наш мир получает выгоды и преимущества от постоянно развивающихся технологий, которые делают нашу жизнь более счастливой и здоровой. Но говоря словами из «Игры престолов», Венесуэла доказывает, что мир также мрачен и полон ужасов.

И хотя мы стремимся изменить мир к лучшему, реалисты из сферы внешней политики должны признавать его таким, какой он есть. Это необходимо, потому что в противном случае мы рискуем породить политику, которая навредит интересам наших граждан и сделает мир опаснее. Следовательно, творцы государственной политики обязаны постоянно искать баланс между долгосрочным продвижением национальных и союзнических интересов, и человеческих интересов. Лучшим примером такого баланса являются лучшие альянсы, такие как НАТО. Однако иногда реализм требует от нас совместной работы с неприятными личностями в целях достижения желаемых долгосрочных результатов.

Примером тому могут послужить отношения администрации Трампа с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом. Трамп прав, поддерживая тесные взаимоотношения с Саудовской Аравией, несмотря на то, что мы против худших позывов Салмана. Американская безопасность, региональная стабильность, облегчение страданий йеменцев — все это придает вес праведному реализму США. Сочетание таких меняющихся интересов делает американскую политику в Саудовской Аравии высоконравственным выбором.

Если Америка создает баланс интересов и политики на основе реализма, то Пекин и Москва действуют в отношении Венесуэлы совсем по-другому. Безусловно, как у США есть интересы в Саудовской Аравии, так и у Китая с Россией имеются важные национальные интересы в Каракасе, главный из которых — это сохранение власти в руках президента Николаса Мадуро. Мадуро является региональным противовесом главному врагу Китая и России Америке, поскольку неизменно вызывает у нее недовольство. А еще венесуэльский лидер выступает в качестве важного союзника в вопросе экспорта нефти. Венесуэльская нефть нужна китайской экономике, а России нужно влияние Каракаса в ОПЕК, чтобы поддерживать ее стратегию квот.

Но в отличие от американского влияния на Саудовскую Аравию в йеменском вопросе, ни Россия, ни Китай не заинтересованы в том, чтобы принуждать Мадуро к высокой нравственности. Напротив, Си и Путин совершенно счастливы, наблюдая за тем, как народ Венесуэлы голодает, просит подаяние и занимается проституцией, и они будут радоваться такой ситуации, пока Мадуро делает то, что они хотят.

Не менее показательно и то, что ни Си, ни Путин не скрывают свое эгоистичное равнодушие к человечности. На прошлой неделе Путин расстелил красную ковровую дорожку перед Мадуро, который приехал в Москву вымаливать инвестиции. А путинское предложение о сотрудничестве с Саудовской Аравией основано на принципе абсолютной безнравственности.

В сентябре Мадуро был оказан столь же дружественный прием в Китае. Ни Путин, ни Си даже не попытались в частном порядке или публично призвать своего союзника облегчить страдания венесуэльского народа. Путин вполне предсказуемо прибег к избитым штампам из энциклопедии КГБ. «Мы поддерживаем, — сказал он Мадуро, — ваши усилия по достижению взаимопонимания в обществе и все ваши действия, направленные на нормализацию отношений с оппозицией». Путин знает, что «усилия» Мадуро не имеют ничего общего с «нормализацией отношений», а направлены исключительно на подавление оппозиции. Однако Путину известно и то, что его слова помогают России ткать свою пропагандистскую паутину.

Как бы то ни было, мир должен увидеть разницу между американским и российско-китайским реализмом, потому что их доктрины не имеют ничего общего. О коренной разнице этих доктрин свидетельствуют и многие другие международные реалии, скажем, китайская сеть концлагерей и кража территорий в Тихом океане, а также российские действия в Сирии и ее авантюрные заказные убийства. Если китайский и российский реализм когда-нибудь придет на смену реализму сегодняшнего миропорядка во главе с США, это станет катастрофой для всего человечества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.