Тот факт, что в четверг, 13 декабря, женщина, обвиненная в том, что она внедрилась в Национальную стрелковую ассоциацию по поручению российского правительства, признала вину, поставил эту влиятельную консервативную организацию в неудобное положение, при этом она, похоже, сталкивается с уменьшением спонсорской помощи и, возможно, своего политического влияния.

Российская активистка Мария Бутина, выступавшая в защиту права на оружие, на слушаниях в американском суде признала себя виновной в преступном сговоре и работе в США в качестве иностранного агента. Она признала, что проработала в США более двух лет, налаживая связи с консервативными активистами и ведущими членами Республиканской партии.

Одной из основных мишеней Бутиной была Национальная стрелковая ассоциация — организация, которая, согласно докладной записке Бутиной от 2015 года, «имеет влияние на Республиканскую партию». Ее отношения с этой организацией, писала она, можно было использовать в качестве основы для создания неофициального канала связи со следующей президентской администрацией.

Позже в 2015 году она помогла организовать поездку делегации лидеров Национальной стрелковой ассоциации в Москву, а также их встречи с чиновниками российского правительства. Бутина также присутствовала на ежегодных конвенциях этой организации в качестве почетного гостя.

Согласно материалам дела, Бутина и Александр Торшин, бывший чиновник российского правительства, который руководил ее деятельностью, затем использовали свои связи в Национальной стрелковой ассоциацией, чтобы получить доступ к кандидатам в президенты от Республиканской партии.

Дело Бутиной показало, что Россия рассматривала Национальную стрелковую ассоциацию как один из ключевых инструментов, необходимых для оказания влияния на американскую политику в интересах Кремля. Кроме того, это дело вновь подняло вопросы о том, что именно этой группе защитников права на оружие было известно о попытках России повлиять на американскую политику, и столкнется ли она в связи с этим с какими-либо проблемами юридического характера.

30-летняя Бутина — первая гражданка России, признанная виновной в попытках оказать влияние на американскую политику в качестве иностранного агента до выборов 2016 года, — согласилась сотрудничать со следствием в обмен на обещание уменьшить ей тюремный срок.

«Кто в ассоциации знал о планах Бутиной, и что они получили взамен?» — написал сенатор Рон Вайден (Ron Wyden) в твиттере в четверг, 13 декабря.

Демократ Вайден, который, будучи членом финансового комитета Сената, пытался найти информацию о связях национальной стрелковой ассоциации с Россией, сообщил, что эта организация предоставила ему документы, касавшиеся Бутиной, но не передала ему те финансовые документы, которые он запрашивал.

«Все, что мне удалось выяснить об ассоциации к настоящему моменту, заставляет меня испытывать еще большую тревогу по поводу ее деятельности в преддверии выборов 2016 года», — сказал Вайден в интервью «Вашингтон пост».

В четверг, 13 декабря, Вайден отправил письма трем бывшим президентам этой ассоциации с просьбой ответить на вопросы комитета о взаимодействии этой организации с Россией.

Чиновники ассоциации, которые не ответили на нашу просьбу прокомментировать ситуацию, много раз отказывались отвечать на вопросы, касавшиеся Бутиной и их взаимодействия с российскими активистами.

«Меня поражает, что в современном мире, если вы жмете руку россиянину, значит вы обязательно агент Кремля», — сказал ранее в этом году Дэвид Кин (David Keene), бывший президент Национальной стрелковой ассоциации, который был ключевым контактным лицом Бутиной и Торшина.

Во вторник, 11 декабря, президент России Владимир Путин упомянул о деле Бутиной на встрече кремлевского Совета по правам человека в Москве: «Я опросил всех руководителей наших спецслужб. Кто такая? Никто о ней вообще ничего не знает».

Контакты Национальной стрелковой ассоциации с Бутиной и Торшиным имели место в то время, когда эта организация увеличила свои расходы до беспрецедентного уровня, чтобы помочь Дональду Трампу стать президентом.

Расходы ассоциации на выборы 2016 года резко выросли, — всего было потрачено 54,4 миллиона долларов. Основная часть этих денег — 30 миллионов — была направлена на мероприятия, призванные поддержать Трампа. Это в три раза больше, чем ассоциация потратила на поддержку кандидата от Республиканской партии Митта Ромни (Mitt Romney) на выборах 2012 года.

Спустя два года позиции этой ассоциации, по всей видимости, изменились на фоне активных протестов студентов-активистов, конгрессменов и кампании против вооруженного насилия, которую возглавили врачи.

В 2018 году расходы этой организации на выборы резко упали до 9 миллионов. Некоторые кандидаты-республиканцы, столкнувшиеся с сильными конкурентами в своих округах, возвращали или вообще не принимали пожертвования от Национальной стрелковой ассоциации, что многих удивило.

Расходы на выборы являются отражением всего лишь одного аспекта политического влияния Национальной стрелковой ассоциации, поскольку эта группа остается активной лоббистской силой.

В 2017 году политическое некоммерческое ответвление этой ассоциации, которое существует отдельно от ее благотворительного ответвления и ее комитета политического действия, второй год подряд потратило больше денег, чем оно получило, согласно налоговой декларации и данным независимой аудиторской проверки, проведенной Центром ответственной политики (Center for Responsive Politics). Как показывают данные налоговых служб, объем пожертвований спонсоров в 2017 году уменьшился. В 2017 году эта организация также столкнулась с уменьшением прибыли от членских взносов по сравнению с 2016 годом.

Конгрессмены-демократы задаются вопросом, не был ли связан рост расходов ассоциации в 2016 году с ее взаимодействием с россиянами.

Представители ассоциации отвергают эти обвинения, заявляя, что ассоциация выполняла все требования закона о финансировании предвыборных кампаний, который запрещает иностранным гражданам финансировать политические кампании в США.

Ранее в этом году в письме на имя Вайдена главный юрисконсульт Национальной стрелковой ассоциации Джон Фрейзер (John C. Frazer) отметил, что эта организация получила около 2500 долларов в 2015 году и 2016 году от 25 человек с российскими адресами, которые оплачивали стандартные членские взносы и подписки на журналы.

«В результате проведенного нами анализа записей мы не обнаружили никаких пожертвований, связанных с выборами в США, ни прямых, ни через посредников», — написал Фрейзер.

Энн Рэвел (Ann Ravel), бывший член Федерального избирательного комитета, отметила, что дело Бутиной указывает на риски, с которыми сталкиваются иностранные агенты, пытающиеся повлиять на американские выборы через политически активные группы, чьи финансы трудно отследить.

«У них есть масса способов перечислить эти деньги обходными путями, — сказала Рэвел. — Вы никогда не узнаете о происхождении этих денег, поэтому иностранным агентам, иностранным правительствам, иностранным субъектам, таким как Бутина и другие, довольно легко передавать деньги через них».

Бутина налаживала связи с лидерами Национальной стрелковой ассоциации в то время, когда консервативное движение в целом испытывало особый интерес к России.

Социальные консерваторы восхищались жесткостью позиций России в вопросе прав геев. Консервативных националистов привлекала настойчивость Путина в вопросе о том, что дела России не должны касаться США. Консерваторы в вопросах внешней политики видели в Путине естественного союзника в борьбе против исламистского терроризма.

Торшин, который в 2010 году написал буклет в поддержку расширения прав на оружие в России, был в том же году представлен Кину на ежегодной встрече Национальной стрелковой ассоциации консервативным адвокатом из Нэшвилла по имени Клайн Престон (G. Kline Preston), который уже несколько лет вел бизнес в России.

На этой неделе Престон сказал, что он не сожалеет о том, что помог наладить ту связь, и не видит ничего плохого в деятельности Бутиной.

«Не знаю, какими были их цели, но, если цель заключалась в налаживании российско-американских отношений, я не вижу в этом никакой проблемы», — сказал Престон, добавив, что власти пока не допрашивали его по этому вопросу.

По его словам, он всегда считал, что Бутина действовала как частное лицо. Однако, добавил он, «сейчас вопрос стоит так, что, возможно, она работала в интересах российского правительства. Но, если коммерческое ответвление иностранного правительства пытается расширить связи с другим государством, что в этом плохого?»

В 2013 году Бутина и Торшин приняли у себя небольшую группу сторонников права на оружие, возглавляемую Кином, на ежегодной встрече группы, которую Бутина основала в Москве. В 2014 году Бутина впервые приехала в США, чтобы посетить мероприятие Национальной стрелковой ассоциации в Индианаполисе.

Члены ассоциации отнеслись к Бутиной и Торшину как к важным гостям, если верить постам этой пары в соцсетях. Бутину пригласили на особый официальный обед для женщин, поддерживающих эту ассоциацию, как личную гостью бывшего президента ассоциации Сандры Фроман (Sandra Froman). В твиттере Бутина написала, что ей предоставили «редкую привилегию» позвонить в «Колокол свободы» на мероприятии для спонсоров, которые тогда пожертвовали около миллиона долларов. Позже, если верить информации из постов Бутиной в соцсетях, ей провели экскурсию по хорошо охраняемой штаб-квартире в округе Фэйрфакс.

Все это дало Бутиной возможность встретиться с высокопоставленными республиканцами, которые выступали на встречах Национальной стрелковой ассоциации, включая губернатора Висконсина Скотта Уокера (Scott Walker) и тогдашнего губернатора Луизианы Бобби Джиндала (Bobby Jindal).

Когда лидеры ассоциации планировали отправиться в Москву в декабре 2015 года, Бутина и Торшин хотели продемонстрировать американцам такое же гостеприимство, которое они встретили в США, о чем рассказал человек, знакомый с показаниями Бутиной, которые она дала в апреле в комитете Сената по делам разведки.

Бутина и Торшин обсуждали «важность политической программы», о чем говорится в заявлении Бутиной о признании вины.

В составе той американской делегации были Кин и Пит Броунелл (Pete Brownell), вице-президент Национальной стрелковой ассоциации, который должен был стать ее президентом в 2016 году. Шериф округа Милуоки Дэвид Кларк (David Clarke) тоже попал в состав той делегации, и позже сообщил, что его поездку в Россию профинансировала группа Бутиной. В состав делегации также вошли крупные спонсоры ассоциации Арнольд Голдшлагер (Arnold Goldschlager) и Джозеф Грегори (Joseph Gregory).

Мероприятия, которые россияне устроили для делегации американцев в России в декабре 2015 года, включали в себя посещение знаменитого Большого театра, экскурсию на российское предприятие по производству огнестрельного оружия и встречу с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Делегаты также встретились с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, против которого США ввели санкции в связи с действиями России в Крыму в 2014 году.

На встрече с Лавровым присутствовали всего семь человек, о чем говорится в материалах, переданных Конгрессу.

Ранее в этом году представительница Министерства иностранных дел России Мария Захарова сообщила «Вашингтон пост», что та встреча была проведена по просьбе американцев в рамках «традиционного общения» министерства с крупными гражданскими организациями.

«Заявленной темой встречи были аспекты двусторонних отношений и международные вопросы», — сказала она, добавив, что американцы часто уделяют особое внимание ближневосточной политике.

После того, как американцы уехали из России, Бутина напомнила Торшину о цели поездки: «Мы должны позволить им выразить благодарность, мы окажем давление на них позже», — написала она Торшину, согласно материалам дела.

Попытки Бутиной и Торшина использовать Национальную стрелковую ассоциацию в качестве инструмента для увеличения влияния на Республиканскую партию стали заметными в преддверии ежегодной встречи ассоциации в Луисвилле в 2016 году, где должен был выступить Трамп.

Примерно за 10 дней до этой встречи член Республиканской партии по имени Пол Эриксон (Paul Erickson) написал электронное письмо одному из помощников Трампа в предвыборном штабе. Эриксон, у которого были романические отношения с Бутиной, написал, что его связи с Национальной стрелковой ассоциацией позволяют ему «медленно начать налаживать канал связи с Кремлем президента Путина», о чем свидетельствует копия этого электронного письма.

«Кремль считает, что единственная возможность истинной перезагрузки этих отношений — это новый республиканский Белый дом», — продолжил он. Он предложил, чтобы во время конвенции ассоциации Трамп встретился с Торшиным, которого он назвал «эмиссаром президента Путина на этом фронте», «первым контактным лицом». Он также написал, что затем Трамп может посетить Кремль.

«Путин всерьез намерен выстроить хорошие отношения с г-ном Трампом», — написал Эриксон.

Эриксону не было предъявлено никаких обвинений. Его адвокат Уильям Херд (William Hurd) назвал его «хорошим американцем», «который ни разу в жизни не сделал ничего такого, что могло бы навредить его стране».

Предвыборный штаб Трампа отверг предложение Эриксона. Но Бутина сообщила комитету Сената по делам разведки, что, когда она и Торшин присоединились к Кину, чтобы отпраздновать его день рождения, они обнаружили, что выбрали тот же ресторан, где Трамп-младший ужинал с членами Национальной стрелковой ассоциации.

По словам одного источника, Бутина обменялась несколькими фразами с сыном кандидата в президенты, — они обсуждали охоту в России. Трамп-младший сообщил юридическому комитету Сената, что их разговор был «коротким, всего несколько минут».

На вопрос о том, что они обсуждали, Трамп-младший просто сказал о Торшине: «Мне кажется, он любит оружие».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.