Увольнение Трампом директора ФБР Джеймса Коми в мае 2017 года и его последующие объяснения этого решения со ссылкой на расследование российского вмешательства вызвали у руководства ФБР неслыханный вопрос: неужели президент активно отстаивает интересы России?

Когда «Нью-Йорк Таймс» первой сообщила о том, что ФБР ведет расследование с целью поиска доказательств такой деятельности, многие яростные критики Трампа получили дополнительные доводы в свою пользу. Вопросы относительно склонностей Трампа возникли еще до его инаугурации. Хиллари Клинтон активно поднимала этот вопрос во время президентской кампании 2016 года. (Хорошо известен ответ Трампа Клинтон во время третьих президентских теледебатов: «Я не марионетка. Это вы марионетка».) Возникла активная мышиная возня с целью доказать связи Трампа с Россией и его признательность этой стране — реальную или мнимую. Когда и ФБР начало официально поднимать этот вопрос, многие критики Трампа посчитали, что это доказывает их правоту.

Нет никаких сомнений в том, что связи Трампа с Россией, мягко скажем, весьма необычны. Так, в выходные дни «Вашингтон Пост» сообщила о том, что Трамп отказался в полной мере проинформировать правительственных чиновников о содержании своей беседы с российским президентом Владимиром Путиным, а в какой-то момент отнял записи у присутствовавшего на встрече переводчика. Эта новость стала очередным свидетельством странных и подозрительных действий Трампа. Самое важное в этом ряду — настойчивые утверждения президента о том, что вмешательство в выборы 2016 года могла осуществлять не Россия, а кто-то еще. (В обвинении, выдвинутом специальным прокурором Робертом Мюллером, говорится, что эти действия осуществляла именно Россия.)

В утверждениях Трампа в защиту его связей с Россией есть две отдельные и в некоторой степени противоречащие друг другу составляющие. Во-первых, он считает возможным укрепление взаимоотношений с Путиным и с Россией и не боится идти против общего мнения для достижения этих целей. Во-вторых, как он заявил в субботу ведущей «Фокс ньюс» (Fox News) Джанин Пирро (Jeanine Pirro), «я веду себя жестче всех по отношению к России, жестче любого другого президента, и точка. И уж точно, я действую жестче трех или четырех последних президентов».

«С любой точки зрения, никто не ведет себя жестче, чем я, — продолжил Трамп. — Примером тому может служить нефть, которую мы добываем как никогда прежде. Мы устанавливаем рекорды по добыче нефти в стране. И мы экспортируем нефть, как и многие другие вещи».

Интерес Трампа к развитию нефтяной отрасли в целом никак не связан с его отношением к России. А жесткость его администрации по отношению к этой стране является производной от тех действий, которые предпринимают руководители не из числа сторонников Трампа. Например, когда правительство ввело новые санкции против России в ответ на отравление бывшего российского шпиона в Британии, Трамп разозлился из-за того, что Соединенные Штаты отреагировали на это резче и суровее наших союзников. Тем не менее, такова его линия защиты.

По сути дела существуют три возможных объяснения поведения и действий Трампа, и два из них уже изложены выше. Это прямо противоположные объяснения. Объяснение первое: Трамп сознательно действует в интересах России. Объяснение второе: у Трампа есть стратегия улучшения российско-американских отношений, которая противоречит убеждениям и точке зрения вашингтонского истэблишмента, из-за чего этот истэблишмент резко его критикует.

Но есть и третье объяснение, находящееся где-то посередине. Оно состоит в том, что Трамп действует наощупь, отягощенный собственным тщеславием, не знающий истории и окруженный опытными геополитиками, которые тянут его в разные стороны.

Привлекательность теории о том, что Трамп уже давно является агентом российского государства, заключается в ее драматизме. Это как фильм про Бонда, в котором люди ищут и находят знакомые закономерности, потому что он дает им огромное количество ссылок и намеков, показывает подозрительных персонажей и странные действия. Но в такой теории, которая часто основывается на выдергивании фактов, есть важный недостаток. Для человека, который якобы отстаивает российские интересы, Трамп действует ужасно неуклюже. Например, если бы Трамп активно работал в интересах Путина, разве мог бы он дать вот такой ответ Пирро, когда она спросила его об этом: «Это самый оскорбительный вопрос из числа тех, которые мне когда-либо задавали».

Трамп-агент наверняка сказал бы нечто вроде: «Безусловно, я на Россию не работаю».

Его ответ на вопрос о работе на Россию противоречит теории о том, что Трамп — блестящий стратег, понимающий, как подмять под себя Москву. Если бы президент занимался формированием новых отношений с Россией вопреки ожиданиям Вашингтона, ему наверняка хватило бы предусмотрительности для того, чтобы не провоцировать высказывания о том, будто он действует по указке Кремля. Если говорить в целом, то это самая неправдоподобная теория, потому что Трамп сам ее опровергает, активно хвастаясь своей жесткостью по отношению к России и не проявляя лично такой жесткости.

Рассмотрим эти три объяснения в контексте недавних комментариев и заявлений, в которых кое-кто увидел свидетельство признательности Трампа России. Речь идет о его не соответствующем действительности заявлении, в котором он отметил, что вторжение России в Афганистан было обусловлено ее озабоченностью угрозами терроризма. Трудно поверить в то, что если бы Россия контролировала американского президента, она дала бы ему задание выступать в поддержку столь тривиальных и давних событий. В равной степени трудно поверить, что президент, у которого есть продуманный план по укреплению отношений с Россией, не знает реальную историю ее важнейших геополитических действий в эпоху холодной войны.

Существует множество указаний на то, что действия Трампа в отношении России спонтанны и обусловлены обстоятельствами. И если бы президент активно работал в интересах Путина, он получал бы соответствующие указания, способствующие достижению этой цели. Например, если Трамп уволил Коми, дабы угодить России, разве стал бы он на следующий день рассказывать в Овальном кабинете российскому министру иностранных дел, что отставка Коми ослабила давление на него, которое было вызвано расследованием по делу России?

Безусловно, из-за связей Трампа с Россией та могла получить рычаги влияния на него. Так было в конце 2016 и в начале 2017 года, когда администрация публично отрицала факт беседы между советником по национальной безопасности Майклом Флинном и российским послом. То обстоятельство, что многие в администрации не знают содержание разговора между Трампом и Путиным (о чем наше издание сообщило в прошлые выходные), могло усилить степень влияния российского президента.

Здесь следует вернуться к другой теории, которая гласит, что Трамп продвигается вперед наобум, влекомый противоречивыми желаниями и не придерживающийся никакого конкретного мировоззрения. Президент явно хочет, чтобы его считали фигурой исторического масштаба, и не желает, чтобы возникали сомнения в обоснованности его избрания на этот пост. Эти желания заставляют Трампа хвастаться своими намерениями в отношении России и одновременно принижать роль этой страны в президентской кампании 2016 года. Разведывательные ведомства США полагают, что Путин поддержал Трампа в 2016 году не из-за того, что тот был у него под контролем, а потому, что этот человек мог стать его инструментом по разрушению американских политических приоритетов и альянсов. Если это соответствует действительности, то Путин в основном добился своего.

Трампу неоднократно говорили о том, что он не сможет победить на выборах в 2016 году. Но он все равно шел вперед, доверяя своему чутью и искренне критикуя ученых и аналитиков, которые якобы ничего не понимают. И вот он одержал победу. Это подтвердило мысль Трампа о том, что его политическое чутье вернее оценок так называемых экспертов. Трудно понять, насколько сильно это повлияло на решения, которые он принимает в качестве президента, но совершенно ясно, что это сыграло вполне определенную роль.

В ходе кампании был один момент, который сегодня кажется весьма любопытным и важным.

Трамп давал интервью каналу «Эм-эс-эн-би-си» (MSNBC). Ведущая Мика Бжезински (Mika Brzezinski) задала ему вопрос, который был очевидной западней. От этого вопроса любой зритель закатил бы от раздражения глаза.

«Хотела бы дать характеристику одному кандидату, — сказала она. — Все эксперты считают этого кандидата политическим аутсайдером. Он эксплуатирует недовольство и гнев избирателей, он выступает с популистскими обещаниями. Он считает, что все жители страны должны иметь доступ к здравоохранению, он требует, чтобы менеджеры хедж-фондов платили больше налогов, он собирает на своих митингах тысячи людей и вовлекает в политический процесс все новых избирателей. И у него нет обязательств ни перед одним комитетом политических действий».

Вспомните, это было в феврале 2016 года, когда сенатор Берни Сандерс (независимый кандидат) неожиданно бросил вызов Хиллари Клинтон в качестве претендента на президентский пост. Бжезински ясно дала понять, что ведет Трампа в западню, когда задала свой итоговый вопрос: «О ком я веду речь?»

«Вы даете характеристику Дональду Трампу», — с энтузиазмом ответил Трамп.

Она его поправила. Бжезински хотела, чтобы Трамп шел именно туда, куда она его вела, несмотря на очевидность результата.

Трамп — президент, и он либо ведет шахматную партию самого высокого уровня, пытаясь манипулировать Россией, либо активно и напрямую действует в ее интересах, либо движется вперед наощупь, пытаясь управлять одним из самых эффективных комбинаторов в современной геополитике.

Какой из этих вариантов наиболее вероятен?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.