Президент Украины Петр Порошенко поставил на карту будущее своей страны и свои собственные шансы на переизбрание на второй срок, ведя рискованную игру в трех направлениях. Он надеется, что работа в этих направлениях поможет Украине навсегда разорвать связи с Россией и позволит ей стать полноправным членом западного сообщества стран. Однако достигнутые им результаты пока неоднозначны.

После того, как в результате революции Евромайдана был свергнут тогдашний президент Виктор Янукович, сбежавший из страны в Россию в 2014 году, Кремль начал активно устанавливать масштабные геоэкономические связи с Европой, чтобы полностью обойти Украину (Янукович, несмотря на все свои ошибки и коррупцию, успешно пресек предыдущие попытки России сделать это, предложив уступки по транзиту газа и размещению Черноморского флота). Поначалу Еврокомиссия поддерживала позицию Украины, эффективно блокируя строительство трубопровода «Южный поток». Более того, разлад в российско-турецких отношениях в 2015 году (после того, как на сирийско-турецкой границе турецкими ВВС был сбит российский истребитель), казалось, предвещал Анкаре возвращение к ее традиционной роли — препятствованию реализации амбициозных планов России в Черноморском регионе. Однако такой ход событий оказался временным.

Порошенко полагался на гарантии США и некоторых их союзников в Центральной Европе, таких как Польша, что проекты строительства российских трубопроводов в Европу в обход Украины будут навсегда остановлены. Однако настойчивые действия России постепенно ослабили эти гарантии. «Турецкий поток» сейчас становится реальностью, и Турция, скорее всего, прекратит весь импорт газа из России через Украину, а после строительства второй очереди этого газопровода Россия получит прямой доступ к потребителям в Южной Европе. Что более важно, началась прокладка трубопровода в рамках проекта «Северный поток — 2», что позволит удвоить объемы поставок газа из России в Германию и ключевые страны Европы напрямую — по дну Балтийского моря.

Украина, возможно, рассчитывает, что прямое предупреждение посла США Ричарда Гренелла (Richard Grenell) европейским фирмам, участвующим в строительстве «Северного потока», о том, что они могут подвергнуться санкциями США, даст европейским компаниям основание для компенсации убытков, которые они могут понести в результате отказа от участия в строительстве «Северного потока — 2». Однако Гюнтер Эттингер (Gunther Oettinger), комиссар ЕС по бюджету, признает, что, видимо, уже слишком поздно останавливать его строительство.
Между тем, Анкара намерена заменить Украину в качестве ключевого энергетического хаба в поставках российского газа в Европу, а Греция и Болгария изучают способы строительства необходимых интерконнекторов для подключения направляемого в Турцию российского газа к европейской распределительной сети. Для решения этой проблемы Украине, возможно, придется сделать ставку на действия канцлера Германии Ангелы Меркель. Цель дипломатических усилий Меркель — добиться от Москвы обещания, что часть российских энергоносителей будет и дальше поставляться через Украину, что обеспечит украинской экономике столь необходимые доходы. Взамен Берлин предоставит Москве гарантии, что Германия не откажется от строительства «Северного потока — 2».

Украина добилась неоднозначных результатов и в сфере помощи в обеспечении безопасности. Объемы поставок на Украину американского оружия и вооружений, поставляемых другими западными державами, увеличились. К тому же, расширена деятельность американских вооруженных сил по подготовке украинских военнослужащих. Более того, Украина сегодня получает дополнительную помощь в восстановлении своих вооруженных сил для повышения боеспособности. Правда, если «прощупывание обстановки» в Керченском проливе в ноябре должно было продемонстрировать способность Украины напомнить о своем присутствии и заявить о своих притязаниях на морскую территорию, то конечный результат был неудовлетворительным. Украина утратила контроль над несколькими судами, и ее моряки были захвачены в плен. Но в довершение к этому Россия не понесла никакого дополнительного наказания со стороны Евросоюза. Эти события также выявили разногласия внутри НАТО относительно роли альянса в Черном море и тех обязательств, которые альянс должен взять на себя для обеспечения безопасности Украины.

Наконец, есть и вопрос, связанный с православной церковью. Порошенко добился успеха там, где это не удалось сделать его предшественнику Виктору Ющенко. Благодаря его стараниям патриарх Константинопольский признал каноническими две независимые украинские юрисдикции, которые впоследствии объединились в единую православную церковь Украины, которая существует независимо от Московского патриархата. О том, что Порошенко считает это событие важной политической победой, свидетельствует его так называемый «томос-тур» — поездки в регионы Украины для демонстрации подписанного патриархом Константинопольским Варфоломеем указа об образовании православной церкви на Украине.

Правда, сейчас ему предстоит испытание. Решат ли те православные приходы, духовенство и верующие, которые остаются в составе Московского патриархата, перейти из юрисдикции патриарха Кирилла в ПЦУ, которую возглавляет митрополит Епифаний (Думенко)? По данным Религиозно-информационной службы Украины, пока в ПЦУ перешли несколько десятков приходов — в первую очередь те, что находятся на западе Украины. Но что будет, если другие решат остаться с Москвой, начиная с Лавры в самом Киеве? Как бы то ни было, опыт Эстонии — где в 1996 году патриарх Константинопольский точно так же восстановил независимую эстонскую православную церковь — показывает, что не все православные обязательно уйдут из объятий Москвы. Пред украинскими властями стоит вопрос о том, оказывать ли давление или согласиться, как это сделали эстонские власти, с тем, что православные могут и дальше выбирать между ПЦУ и Украинской православной церковью Московского патриархата.

Независимо от того, будет ли переизбран Порошенко или на пост президента будет избран другой кандидат, Украине в 2019 году придется жить в условиях возможной потери доходов, если России удастся сократить транзит энергоносителей через страну. Кроме того, президенту придется работать в этих условиях, пытаясь при этом укрепить связи с Западом в сфере безопасности и действовать с учетом ситуации в церковной сфере. Пять лет спустя после революции Евромайдана Украина по-прежнему движется в сторону Запада, но на этом пути все еще существуют проблемы и препятствия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.