Газпром, Нафтогаз и европейцы снова встретились. И снова разошлись. До выборов. Потому что договориться они не могут. У сторон слишком разные интересы.

Газпром хотел бы просто продолжить гениальный контракт от 2009 года. Когда могут качать газ через Украину. А могут не качать. И ничего им за это не будет. А другой никто качать не может. А Газпром может качать и 100 миллиардов кубов в год, и 10 миллиардов кубов в год. И главное — никаких обязательств. Ведь ему надо качать много, пока «Северный поток — 2» не запустят. А потом вообще не качать. И любая формализация таких отношений губительна. Газпром хочет свободных отношений.

Когда он может обещать все что угодно. Но не записывать это что угодно на бумаге. Газпром хочет «по любви». Поматросить и бросить. Газпром любит, когда записывают на бумаге обязательства перед ним. Как было в 2009 году по покупке газа. И не любит, когда записывают обязательства Газпрома. И ведь в 2009 году не записали, а значит, и сейчас можно.

Украине нужно, чтобы Газпром обязался прокачивать через Украину по полной программе. Потому что сейчас ему нужна наша труба. А через пару лет не будет нужна. И чтобы через пару лет не лишиться всего, что мы получаем от транзита (3 миллиарда долларов — это всегда 3 миллиарда долларов), Украине нужно обязать Газпром качать этот газ. И обязать можно только долгосрочным контрактом, который Украине необходимо принудить подписать Газпром, пока он нуждается в нашем транзите. И сделать все, чтобы Европа принудила Газпром подписать такой контракт. Пока Европе важен газ, идущий через нашу трубу. И наш рычаг — это та пара лет, когда Газпром будет нуждаться в полной мощности нашей трубы.

Вот так. Наши интересы просто противоречивы. В корне. И Газпром втайне (а иногда и вслух) надеется, что после выборов менеджмент в Нафтогазе сменится. И новые лица (или новые старые лица), которые, конечно же, не будут нервировать население своей высокой официальной зарплатой, согласятся подписать краткосрочный контракт. А может быть, ради этого, ради обещаний (а не обязательств) Газпрома качать газ, согласятся еще и забыть о долге в 2,6 миллиарда долларов. И пока такие надежды у руководства Газпрома есть, они точно не намерены договариваться с текущим менеджментом. Поэтому следующая встреча и состоится в мае. Когда станет ясно, насколько беспочвенны были надежды Газпрома.

А Европа хочет газ. Чтобы газ шел. И им все равно, как он будет идти. По какой трубе. Тем более, что будет все равно идти из одного места. И какому-нибудь немцу не важно, пройдет труба по дороге по Украине или по дну Балтийского моря. Это Украине важно, потому что мы лишаемся дохода. И Польше важно. По той же причине. А всем остальным все равно. Они хотят просто не замерзнуть.

Но пока Европа сделала предложение, которое полностью устраивает Украину. И не устраивает Газпром. И это большой успех, который нельзя недооценивать. Пока Европа играет на нашей стороне. И делает предложение, которое основано на украинских желаниях. Потому что там и европейские правила транзита (никакой монополии у Газпрома на украинскую трубу, даже если у Украины и будет обязательство по транзиту), и гарантия на прокачку определенного объема газа. Не смешных 20 миллиардов кубов, а порядка 80-90 миллиардов. И с такой позицией Европы идти навстречу Газпрому в его хотелках нелогично. И ясно, что нынешний менеджмент Нафтогаза не будет этого делать. Как не будет идти на списание 2,6-миллиардного долга, что Газпром ставит условием для новых договоренностей. Потому что эти желания Газпрома полностью противоречат интересам Украины.

И вся надежда Газпрома только на украинских избирателей.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.