На прошлой неделе в Кремле состоялись очередные переговоры лидеров Турции и России, что само по себе не удивительно — по частоте встреч Путина с иностранными коллегами Эрдогана опережают лишь главы Беларуси и Казахстана. Однако внимания заслуживает тот факт, что на этот раз военная координация Анкары и Москвы обсуждалась в свете вывода американских войск из Сирии, которая по-прежнему занимает центральное место в двусторонней повестке.

Президент Эрдоган выразил обеспокоенность в связи с тем, что террористические группировки могут воспользоваться вакуумом, который образуется в регионе после вывода войск США и для предотвращения такого сценария стороны согласились продолжать сотрудничество. Турецкий лидер вновь озвучил инициативу по созданию буферной зоны вдоль турецко-сирийской границы, однако неизвестно, достигли ли стороны общего знаменателя — по этому вопросу переговоры продолжат министры обороны двух стран. Создание буферной зоны к востоку от Евфрата, где сейчас базируются американские военные, требуется Турции для того, чтобы предотвратить усиление контролирующих регион курдских формирований и Анкара, безусловно, пытается не допустить игнорирования своих интересов в граничащих с Турцией северо-восточных районах Сирии. С этой точки зрения ей действительно необходима координация с Москвой, но заинтересована ли Россия в укреплении позиций Турции в Сирии?

Заявление Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии, сделанное в декабре 2018 года стало неожиданностью — лишь в сентябре Вашингтон объявлял, что США остаются в Сирии и вывода вооруженных сил не предвидится. Из решения Президента Трампа следует, что в США вернутся две тысячи американских военнослужащих, которые базируются на северо-востоке Сирии, и поддерживают курдские Отряды народной самообороны YPG (которых Анкара считает ответвлением Рабочей Партии Курдистана и приравнивает к террористам). Сирийские курды, которые выступили главным союзником США в борьбе с террористами «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), были вынуждены начать поиски возможностей нового альянса с Дамаском и Москвой, что открывает новые сценарии сирийского урегулирования. В начале января советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, находясь с визитом в Израиле, заявил, что сроки вывода войск из Сирии являются гибкими и процесс завершится только после того, как Вашингтон получит гарантии от Турции о неприкосновенности курдов. США также пригрозили Турции новыми санкциями, в частности, Президент США Дональд Трамп пообещал Анкаре «разрушить экономику Турции», если последняя решится атаковать позиции сирийских курдов. Однако, Трамп также отметил необходимость создания буферной зоны и призвал сирийских курдов не провоцировать Турцию. Следует отметить, что данное сообщение Американский президент сделал вслед за заявлениями Анкары, согласно которым, в случае задержки вывода военных сил США из Сирии, Турция начнет отложенную на неопределнное время военную операцию против сирийских курдов в приграничном Манбидже.

Официальная Анкара не стала медлить с ответом — президент Эрдоган раскритиковал заявление Болтона, назвав его неприемлемым, а также подчеркнул, что Турция в ближайшее время перейдет к решительным действиям по нейтрализации террористов в Сирии и ей не требуется чье-либо разрешение. Советник президента Турции Ибрагим Калын также обратился к лидеру США с призывом уважать стратегическое партнерство, которое не должно быть омрачено террористической пропагандой (имеются в виду сирийские курды).

Следует отметить, что «обмену любезностями» предшествовал телефонный разговор лидеров США и Турции, в ходе которого, согласно заявлению Эрдогана, стороны достигли исторического понимания в деле формирования т.н. «буферной зоны» в Сирии. С учетом планов Вашингтона по выведению войск, неясно кто будет обеспечивать безопасность в буферной зоне, однако Министр Чавушоглу уже решил уточнить, что ранее именно Президент Эрдоган, а не Дональд Трамп, выступал с идеей создания зоны безопасности вдоль границы с Сирией. Действительно, идея не новая, Турция с 2014 года неоднократно озвучивала инициативу т.н. «зоны безопасности» в приграничной зоне, однако идея не нашла поддержки у Вашингтона. Теперь же, согласно заявлению Государственного секретаря США Майка Помпео, создание буферной зоны на границе Сирии и Турции защитит «и курдов, и Турцию».

Турция недвусмысленно дает понять, что США должны вывезти с собой все вооружения из Сирии, переданные курдам. В турецких СМИ также озвучивалась информация, что Анкара может попросить Вашингтон после вывода войск передать Турции дислоцированные на территории Сирии 22 американские военные базы, либо уничтожить их — главное не допустить их перехода к курдам.

Между тем, курдские формирования передали контроль над приграничным городом Манбидж правительственным силам Сирии, однако сообщается, что город патрулируется российской военной полицией. Решение о передаче города было принято т.н. «Военным Советом Манбиджа» после заявления Трампа о выводе войск из Сирии, и, судя по всему, преследовало цель не допустить турецкое военное вторжение.

Можно говорить о том, что объявление об уходе США из Сирии заставило курдов искать новых союзников и отрыло им пути для достижения диалога с Дамаском. Внешнеполитическое ведомство Сирии заговорило о необходимости диалога с курдами «перед лицом агрессивных и экспансионистских угроз со стороны Турции». Также известно, что после объявления США о выводе войск, курдская партия «Демократический союз» PYD направила в российскую столицу своих представителей, чтобы заручиться поддержкой Москвы.

Основной целью сирийских курдов является получение широкой автономии в послевоенной Сирии, именно поэтому они избегают открытой конфронтации с армией Ассада и более того, стараются заключить с Дамаском союз. Конечно, есть возможность, что стороны не договорятся и тут нельзя исключать, что Москва может стать посредником в этих переговорах. Россия придерживается позиции, что вся территория Сирии должна контролироваться из Дамаска и правительство Ассада должно самостоятельно определять, что происходит внутри сирийских границ. Турецкие эксперты сомневаются, что в вопросе курдов Россия будет руководствоваться интересами Турции, а не собственными. Более того, YPG/PYD — это уже готовая сила, которую Москва может использовать и против Анкары, и против Тегерана.

Сближение России и Турции, это скорее альянс «заклятых союзников», который был спровоцирован охлаждением отношений между Турцией и США, и если в прошлом Россия дала турецкой интервенции зеленый свет, то это скорее было продиктовано стремлением сбалансировать американское присутствие. С объявлением Вашингтона об уходе из Сирии ситуация коренным образом меняется, Россия будет стремиться диктовать свои условия и решать чья теперь очередь уходить. Не последнюю роль в сирийском конфликте играет Иран, интересы которого в Сирии для России ближе, нежели позиции Анкары. Вместе с тем, вывод американских войск может затянуться, а непосредственно вовлеченные в конфликт акторы не испытывают друг к другу симпатий, что также делает ситуацию мало прогнозируемой.

Подводя итоги, однозначно одно — о чем бы не договорились Путин и Эрдоган, краткосрочного урегулирования ситуации в Сирии не будет. Не приходится рассчитывать и на долгосрочные альянсы, уступки позиций и «открытую игру».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.