Визиты российских делегаций в Израиль и ответные встречи сегодня свидетельствуют не столько о нормальном взаимодействии стран, сколько о формировании специфического регионального политического ландшафта, связанного с безопасностью и политическими событиями на сирийской арене. В данном контексте следует рассматривать в том числе недавнюю встречу российской делегации с израильскими официальными лицами в Тель-Авиве и Иерусалиме. В состав делегации вошли специальный посланник президента России Владимира Путина по Сирии Александр Лаврентьев и заместитель министра иностранных дел Сергей Вершинин.

Визит состоялся на фоне крайней напряженности между Израилем и Сирией в связи с продолжающимися израильскими воздушными налетами, последним из которых стал ракетный удар по аэропорту Дамаска. Все это сопровождается взаимными угрозами, и Россия делает все, чтобы они не привели к эскалации конфликта. В ходе приема российских делегаций со стороны израильских официальных лиц больше не проявляется безразличие к позиции и предложениям этих делегаций относительно будущего ситуации на сирийской сцене. Эта тенденция укрепилась в Тель-Авиве в свете продолжающегося отступления Соединённых Штатов.

Тель-Авив стремится избежать прямой и широкомасштабной военной конфронтации со сторонами антитеррористической оси, включая Россию. В то же время он больше не может игнорировать российскую позицию, ее сеть отношений и интересов и пытается действовать дальше в надежде, что произойдет столкновение интересов между Ираном и Россией. В свою очередь Россия пытается сделать обратное и сбалансировать свои действия в отношениях с Тель-Авивом и осью сопротивления. С одной стороны, Москва не хочет широкомасштабного противостояния, а с другой — стремится поддерживать тесные связи как с Тель-Авивом, так и с Тегераном. Именно этим объясняются заявления России, которые подчеркивают тесные отношения с Ираном, и одновременно ее «успокаивающие» сообщения, адресованные Израилю.

В качестве примера такой двойственности в российской позиции (которая может иметь множество объяснений) следует привести слова официального представителя МИД России Марии Захаровой, которая призвала Израиль прекратить свои атаки на суверенное государство, коим является Сирия. Такую же позицию озвучили российские чиновники израильскому послу в Москве Гарри Корену. До этого представитель Министерства обороны России назвал воздушный израильский налёт «провокационным». Тем не менее, Вершинин, как член последней российской делегации, заявил, что Россия не является союзником Ирана, и его страна гарантирует безопасность Израиля, что можно расценивать как обнадеживающее послание для Тель-Авива в рамках двусторонних переговоров между странами.

В свете этого очевидно, что нападения, совершенные Израилем, в своих целях больше не ограничиваются тем, что играют роль «битвы между войнами». В то же время он целенаправленно ищет способ оказать давление на российскую сторону, чтобы подтолкнуть ее к оправданию ударов в связи с иранским присутствием.

С другой стороны, позиция и ответные действия Сирии и оси сопротивления оказывают давление на израильскую сторону и таким образом подталкивают Россию стремиться уравновесить свои политические альтернативы. В этом контексте Израиль, судя по всему, ограничен в выборе действий на сирийской арене, особенно после того, как стало ясно, что военный вариант, который он хотел претворить в жизнь, не даст нужных ему результатов. В данных обстоятельствах президент Израиля Реувен Ривлин охарактеризовал стратегическое положение его страны в этот период как сложное и предсказал, что Иран активизирует свои действия в ответ на израильское вмешательство в Сирии.

В своем выступлении на ежегодной конференции в Научно-исследовательском институте национальной безопасности в Израиле бывший командующий израильскими военно-воздушными силами генерал-майор Амир Эшель подчеркнул, что, несмотря на большую военную мощь Израиля, он не в силах заставить иранцев покинуть Сирию. «Однако Россия может сделать это», — сказал он, добавив, что есть большая вероятность, что Россия выступит против израильтян. Генерал-майор отметил, что прямая альтернатива мощным ударам по сирийскому режиму, в которых Россия не заинтересована, и действиям Израиля в отношении иранского присутствия и передачи оружия «Хезболле», это уход иранских сил из Сирии. Однако это произойдет не в результате военной операции, а благодаря политическому процессу под российским руководством.

По оценкам Эшеля, эскалация в ее нынешнем виде не приведет к всеобъемлющему противостоянию, поскольку Россия этого не допустит. В свою очередь это позволит создать баланс для взаимного сдерживания между Израилем и Ираном. Генерал-майор добавил, что операции, которые Израиль проводит против Ирана, нацелены на создание действенных рычагов политического давления на Иран. Как и в случае с израильскими официальными лицами, которые возлагают на Вашингтон ответственность за нынешнюю ситуацию в регионе, Эшель полагает, что лучшей альтернативой является активизация политики Соединенных Штатов на международной арене, однако этого не произойдет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.