Губернатор штата Виргиния демократ Ральф Нортэм (Ralph Northam) признал, что подумывал об уходе из-за скандала, развернувшегося вокруг его имени, однако, разговаривая с ведущей утренней передачи «Си-би-эс» (CBS) Гейл Кинг (Gayle King), он заявил, что «никуда не уйдет».

«Я же не в вакууме живу. Так что всё я слышал», — прокомментировал Нортэм призывы уйти в отставку. «Я думал об этом, но думал я и том, что нужно Виргинии в настоящий момент. И, полагаю, мне по силам вывести Виргинию на следующий уровень».

«Виргинии нужен человек сильный, сочувствующий и смелый, такой, у кого есть нравственный компас. Вот почему я никуда не собираюсь», — добавил Нортэм.

Призывы уйти в отставку раздались после того, как всплыло расистское фото из его выпускного альбома. Нортэм признал, что единожды в 1984 году накрасил лицо черным.

В субботнем интервью газете «Вашингтон пост» (The Washington Post), губернатор заявил, что остаток своего срока посвятит борьбе за расовое равенство. На прошлой неделе губернатор говорил с политическими и общественными лидерами черного сообщества, хотя чернокожие законодатели штата неоднократно призывали Нортэма уйти в отставку.

В воскресном интервью Нортэм заявил, что покидать свой пост в ближайшее время не собирается.

«Я — лидер, и бывал в трудных ситуациях. Я решал вопросы жизни и смерти, заботился о больных детях. Виргинии сейчас нужен кто-то, кто умеет лечить раны. А лучше врача с этим никто не справится», — заявил Нортэм.

По словам губернатора, Виргинии выдалась «уникальная возможность провести плодотворные изменения». В этом году штату исполняется 400 лет.

Скандалы коснулись и двух других официальных лиц Виргинии. Генеральный прокурор Марк Херринг (Mark Herring) признался, что в молодости тоже красил лицо под негра. А вице-губернатора Джастина Фэйрфакса (Justin Fairfax) две женщины обвинили в домогательстве. Фэйрфакс обвинения отрицает и призывает к полному и независимому расследованию.

Высшие демократы штата, в том числе сенатор Тим Кейн (Tim Kaine) и бывший губернатор Терри Маколифф (Terry McAuliffe), в пятницу призвали Фэйрфакса уйти в отставку, когда с обвинениями выступила вторая женщина. Нортэм заявил, что если обвинения против Фэйрфакса подтвердятся, иного выбора, кроме как уйти в отставку, у него не будет.

«Могу лишь предположить, что от женщин требуется огромное мужество, чтобы просто заговорить об этих вещах, которые причиняют такую боль. Это очень и очень серьезные обвинения. И отнестись к ним надо со всей серьезностью. Как вы знаете, губернатор Фэйрфакс призвал провести расследование. Я действительно убежден, что в сложившейся ситуации нам следует узнать правду», — заявил Нортэм в воскресенье.

Ниже следует запись интервью из субботней передачи «Лицом к народу».

Часть 1

Гейл Кинг: Я знаю, у вас в штате Виргиния выдалась нелегкая неделя. С чего вам бы хотелось начать?

Ральф Нортэм: Да, трудная была неделя. Давайте взглянем на историю штата, нам ведь исполняется 400 лет. Все началось всего в 1619 году в 90 милях отсюда. Первых законтрактованных работников из Африки высадили на нашем берегу в Олд Пойнт Комфорт, сейчас это место называется Форт Монро.

—  Скажите уж прямо, рабов.

— Да, это так. Но мы прошли большой путь, и рабство ликвидировали. Сегрегация в школах закончилась. Мы отметили законы Джима Кроу (неофициальное название законов о расовой сегрегации на Дальнем Юге США, от расистской песенки «Скачи, Джим Кроу», которую исполняли уличные певцы, вымазав лицо жженой пробкой, — прим. перев.), обеспечили равное избирательное право. Очевидно, предстоит еще сделать немало, но я полагаю, что мы подняли общественное сознание на невиданную доселе высоту. Во всяком случае, за всю мою жизнь…

—  А почему вы уверены, что все еще заслуживаете этого поста, хотя сколько народа требует, чтобы вы ушли в отставку?

— Ну, опять же, мы проделали большую работу. У нас выдался очень удачный год. Я — лидер, и бывал в трудных ситуациях. Я решал вопросы жизни и смерти, заботился о больных детях. А сейчас…

—  Это потому, что вы врач, да?

— А сейчас Виргинии нужен кто-то, кто умеет врачевать раны. А лучше врача с этим никто не справится. Виргинии нужен человек сильный, сочувствующий и смелый, такой, у кого есть нравственный компас. Вот почему я никуда не пойду. Я многому научился. И мне предстоит научиться еще большему. Нам выдалась уникальная возможность. 400-летний юбилей Виргинии, со всей ее историей, славной и печальной, — шанс добиться важных изменений…

—  Историей рабства?

— В том числе.

—  В вашем штате. Вы когда-нибудь задумывались об отставке, ведь барабаны никак не умолкают, и многие по-прежнему требуют, чтобы вы ушли?

— Ну, я…

—  Хоть раз задумывались?

— Знаете, я же не в вакууме живу.

—  Пожалуй.

— Так что да, всё я слышал. И у меня была трудная неделя. Но я справляюсь. Виргинии пришлось несладко. Да, я думал об отставке, но думал я и том, что нужно Виргинии прямо сейчас. И я действительно думаю, что я в том положении, что… что мне по силам вывести Вирджинию на следующий уровень. Это будет большое достижение, ведь вы знаете — в нашей стране и в нашем штате сохраняется целый ряд неравенств. Так что в наших собственных силах перестать молоть языком и принять реальные меры, чтобы устранить многие из этих несправедливостей.

Часть 2

—  Поговорим о Джастине Фэйрфаксе.

— Давайте.

—  Знаете, поначалу он ведь не призывал к вашей отставке. Говорил, это, мол, губернатору решать. «Убежден, он примет правильное решение», — говорил он. Но теперь и его собственное положение изменилось.

— Да.

- Как вам известно, уже две женщины обвинили его в сексуальных домогательствах…

— Да.

—  …и недостойном подведении. Обе заявили, что если будет заседание об импичменте, обе покажут против него. Где вы сами стоите в этом вопросе. Считаете ли вы, что ему стоит покинуть свой пост?

— Могу лишь предположить, что чтобы просто заговорить об этих вещах, которые причиняют такую боль, от женщин требуется огромное мужество. Это очень и очень серьезные обвинения. И отнестись к ним надо со всей серьезностью. Как вы знаете, губернатор Фэйрфакс призвал провести расследование. Я действительно убежден, что в сложившейся ситуации нам следует узнать правду. Это крайне важно, и…

—  Он ведь сам выступал за расследование.

— Да, и я всецело его поддерживаю. И если обвинения подтвердятся, полагаю, у него не останется выбора, кроме как подать в отставку.

—  Может, ему стоит уволиться прямо сейчас, как вы считаете?

— Это ему решать.

—  А теперь насчет лица, выкрашенного под негра, придется объясниться и вашему генеральному прокурору. Он заявил, что оделся на Хэллоуин своим любимым рэпером, Кёртисом Блоу. Теперь многие требуют и его отставки тоже. Ваши мысли по этому поводу?

— Я хорошо знаю генерального прокурора Херринга, как, впрочем, и вице-губернатора Фэйрфакса — вы же знаете, мы вместе росли. Не возьмусь утверждать, чем тогда руководствовался генеральный прокурор, и какого мнения он придерживался насчет крашеных лиц. Но могу поручиться: он сильно вырос с той поры — как и мы все. Он славно послужил Виргинии, и мы втроем все время боролись за равенство. Я сожалею, что генеральный прокурор попал в такое положение, но решение принимать ему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.