В оппозиционных рядах чувствуется разочарование. Они надеялись, что «Группа Лимы» после заседания в Боготе в понедельник выступит за международное вмешательство в дела Венесуэлы. Они ждали речи вице-президента США Майка Пенса и президента Колумбии Ивана Дуке. Но самое главное так и не было сказано. В Пуэрто Сантандер, с колумбийской стороны, за заседанием следили с таким же напряжением, как за каким-нибудь футбольным матчем. Жители собрались у полицейского поста и слушали выступления.

То, что о вмешательстве говорить не будут, было вполне ожидаемо. Три предыдущих заявления доказывали отсутствие согласия. Сначала министр иностранных дел Чили Роберто Ампуэро заявил, что Чили «готово поддерживать только мирные начинания». Затем Хосе Мигель Виванко, директор «Хьюман Райтс Уотч», сказал, что «следует полностью отказаться от варианта военного вмешательства в дела Венесуэлы». Наконец, по словам Федерики Могерини, высокого представителя Европейского Союза по внешней политике, «необходимо найти мирное и демократическое решение, что само по себе исключает применение силы».

Заявить о вмешательстве означало бы принять американскую и колумбийскую точку зрения; это положило бы начало напряженности внутри «Группы Лимы», созданной как раз для изоляции Венесуэлы. «Группа Лимы» — это первое дипломатическое связующее звено в Латинской Америке, которое уже пошатнулось после обособления Мексики по венесуэльскому вопросу от всех остальных участников группы.

Конечным результатом было расширение набора средств воздействия на Венесуэлу, увеличение числа санкций против правительственных чиновников (четырех губернаторов), усиление экономических атак, принятие от США 56 миллионов долларов, выделенных для стран Латинской Америки, оказывающих гуманитарную помощь Венесуэле. Хуан Гуайдо, присутствовавший на встрече, хотя напрямую об этом и не сказал, но остался верен своей нынешней позиции, согласно которой он одобряет возможность вмешательства: «Пришло время для беспокойства, пора расширять средства давления».

Гуайдо обещает быстрое решение всех проблем при помощи военного вмешательства, он называет его быстрым, хирургическим, безболезненным. За этими действиями можно будет следить в социальных сетях, ставить лайки и делать репосты, не вставая с дивана. Именно такой был создан образ — война, поэтизированная в видео играх и СМИ. Тот, кто не ведется на такие рекламные кампании, понимает, что война неизбежно принесет коллективные страдания.

На границе Колумбии и Венесуэлы, с колумбийской стороны, где остались оперативные группы, в воскресенье и в понедельник пытавшиеся проникнуть в Венесуэлу по реке, чувствуется отчаянье и жажда столкновения. На мостах Симона Боливара и Сантандера находятся около ста человек, в капюшонах, с запасами еды, с ингредиентами для коктейля Молотова, находящиеся под охраной колумбийской полиции. Многие их лидеры колумбийцы.

На фотографиях на переднем плане — группы, стремящиеся силой проникнуть на венесуэльскую территорию; за ними, в тылу, полиция. Чем бы закончилась такая ситуация в другой стране Латинской Америки, в США или в Европе? Мы уже знаем, как жестоко действуют полицейские в США и в Европе. А теперь давайте представим себе, что на границе Аргентины с Чили собрались сотни людей в капюшонах, с коктейлями Молотова, поддерживаемые чилийской полицией. Что должно сделать аргентинское правительство в таком случае? Не слишком ли жестоко встречать их слезоточивым газом?

Ситуация усугубляется еще по двум причинам. Во-первых, потому что ударные группы получают финансовую поддержку. Многие венесуэльцы, собранные в Кукуте для доставки гуманитарной помощи в Венесуэлу 23 февраля, не смогли вернуться домой и оказались на улице. Это молодые люди из низших слоев общества, и здесь как нигде заметен социальный разрыв: на улицу выходит бедная молодежь, а руководят ими выходцы из среднего и высшего класса. Это чувствуется во всем: в словах, в одежде, в том, где кто проводит ночь.

Во-вторых, ситуация усложняется тем, что Кукута является одним из самых бедных городов Колумбии. Уровень бедности здесь составляет 34%, а в целом в департаменте Норте-де-Сантандер он достигает уже 92%. Кроме того, там действуют военизированные группы (например, «Растрохос» и «Клан дель Гольфо»), наркокартели («Синалоа» и «Тихуана»), контрабандисты, и их интересы сталкиваются с интересами колумбийского государства.

Поэтому обвинение Гуайдо, направленное венесуэльскому правительству, в «попустительстве нерегулярным группировкам, наркотрафику и организованной преступности» довольно цинично. Происходит смещение ролей, обязанностей. Но именно так оппозиция изображает конфликт, правительство и ситуацию в целом. Дипломатическая ложь всегда была одним из ключевых компонентов в низвержении Мадуро. Проблема заключается в том, что слова не соответствуют реальной ситуации.

На данном этапе, в условиях нестабильности, стало известно о новом шаге и спекуляциях. Во-первых, во вторник Соединенные Штаты созвали экстренное заседание Совета Безопасности ООН. Зачем им это? Неужели после 26 января у них на руках появился некий козырь, который позволит им добиться новых результатов?

Во-вторых, дезертирство венесуэльских военных вполне подходит для создания образа несуществующих в реальности перемен и поднимает ложную тревогу. Что, если они оденутся, как члены военизированных групп и совершат нападение на гражданское лицо в Венесуэле или полицейский пост на колумбийской территории? Майк Пенс повторяет, что в случае венесуэльской агрессии США продолжат защищать Колумбию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.