Его покроют проклятиями в в обоих случаях: если он отреагирует слишком жестко и развяжет военные действия в преддверии выборов,или если проявит сдержанность и оставит неприкрытыми свои правые фланги.

Сирены, предупреждавшие о воздушной атаке в центральном Израиле, звучали пронзительно и устрашающе, особенно из-за отсутствия предварительного предупреждения. Это леденящее кровь завывание вырвало израильтян — будь они уже в таком почтенном возрасте, чтобы помнить это жуткий звук, раздающийся с 1948 года, или слишком молоды, чтобы вообще что-либо помнить, — из рутины повседневности.

В четверг ночью их оторвали от привычных дел пронзительные сирены, а затем заставили вздрогнуть звуки взрывов. Продолжалось это недолго, никто не погиб, но шок и даже травма остались.Моей первой реакцией, как и любых родителей, было убедиться, что мои дочери в безопасности. Но их номера телефонов внезапно вылетели у меня из головы, а пальцы тщетно перебирали контакты в мобильном. Я нашел их в ближайшем торговом центре — где же еще? Там их отправили в безопасное укрытие. Они рассказали мне, что некоторые находившиеся рядом с ними люди заплакали, кто-то, казалось, был на грани истерики.

Жители израильских поселений вокруг Газы живут в таком страхе годами, о чем постоянно говорят, а политики убеждают, что их жизнь ценится так же, как и тель-авивцев. Но это ложь. Израиль доказал, что может снести неоднократные нападения на небольшие поселения на границе с сектором Газа, не вызвав слишком громких протестов общественности или требований жесткого ответа. Создать угрозу для самого густонаселенного израильского мегаполиса и до смерти напугать два миллиона человек — событие совсем другого масштаба.

Экспресс-анализ, предложенный многочисленными экспертами на радио и телевидении, говорит о том, что неожиданный запуск двух ракет «Фаджр» напрямую связан с беспрецедентными протестами, которые начались в четверг в Газе. На удивление, акции были направлены против ХАМАС и невыносимых условий жизни.

ХАМАС уже приказал своим приспешникам усилить протесты у забора в Газе (В феврале 2019 года Израиль начал строительство нового забора на границе с Газой — прим. пер.), чтобы переключить общественный гнев с себя на Израиль. Кто-то в Газе, будь то ХАМАС, «Исламский Джихад» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) или еще какая-то группировка, решил не ограничиваться половинчатыми мерами и идти ва-банк. Официальные лица указали на Иран, который, по сообщениям, недоволен прогрессом в переговорах между Израилем и ХАМАС при посредничестве Египта о долговременном решении конфликта. Существует расхожее мнение, что Израиль в целом и Биньямин Нетаньяху в частности не могут оставить прямую угрозу без ответа. В таких случая принято отвечать с максимально жестко, не вызывая при этом крупномасштабной конфронтации, в которой ни Израиль, ни ХАМАС не заинтересованы. Однако ситуация осложняется, когда до выборов остается 25 дней.

Неожиданная атака отвечает интересам Нетаньяху, так как отвлекает общественность от уголовных обвинений против него и возросшего за последние дни внимания к проблемам с израильской инфраструктурой в сфере транспорта и здравоохранения. Повестка смещается в сторону вопроса безопасности. Считается, что премьер-министр здесь силен. Нетаньяху, который использует любую возможность, чтобы облачиться в форму министра обороны, теперь сможет надеть свою куртку Uniqlo и отдавать приказы армейским начальникам перед камерами.

Но возмутительный вызов, брошенный пока неопознанной группой из Газы, показывает и одно из самых уязвимых мест Нетаньяху, особенно на правом фланге. Создается ощущение, что он проявляет «мягкость» по отношению к ХАМАС, предпочитая достичь временного соглашения с террористами, которые правят Газой, чем нанести решающий удар, в возможность которого верят его оппоненты. Однако последнее, чего Нетаньяху хочет или в чем нуждается перед выборами, — это конфликт, который он не будет контролировать. Такое противостояние может повлечь жертвы с израильской стороны и затянуться до самого дня выборов.

Положение Нетаньяху усугубляется тем фактом, что его основной соперник на выборах — бывший глава штаба армии, которого поддерживают двое его предшественников. Их совместный опыт — Бени Ганц возглавлял армию во время операции «Несокрушимая скала» в 2014 году (в это время произошла последняя атака по Тель-Авиву — прим. пер.) — может внезапно показаться израильским избирателям более привлекательным, чем провальные попытки Нетаньяху обуздать ХАМАС.

Нетаньяху застрял между молотом и наковальней в самое неподходящее время. Он расплачивается за поддержку жизнеобеспечения Газы вместо поиска более простого и долгосрочного лекарства от этой болезни. В его защиту можно сказать, что Нетаньяху далеко не одинок. Израиль вообще не знает, что делать с Газой. Опыт показывает, что независимо от того, проводит ли государство политику воинственности или сдержанности, щедрости или угнетения, Газа остается ночным кошмаром, который пугает израильтян в самый неожиданный момент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.