Ранее в этом году тревогу по этому поводу подняли несколько известных людей, в том числе бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Расмуссен (Anders Rasmussen) и обозреватель газеты «Вашингтон Пост» (The Washington Post) Энн Эпплбаум (Anne Applebaum). Эта обеспокоенность идет вразрез с утверждением о том, что Белоруссия является ближайшим союзником России.

Откуда же у них появилась эта мысль? На протяжении последних четырех месяцев Кремль предлагает укрепить связи в рамках Союзного государства России и Белоруссии, соглашения, направленного на более глубокую интеграцию между двумя странами. Этот договор был подписан в 1997 году, но не принес ощутимых результатов. Некоторые представители российских элит поговаривают, что создание полноценного союза может позволить Владимиру Путину остаться у власти после того, как в 2024 году закончится срок его президентских полномочий. Он мог бы просто взять на себя роль главы союзного государства.

Но реально ли это? Если посмотреть на факты более внимательно, станет ясно, что шансы Путина управлять Белоруссией невелики. Хотя президент Белоруссии Александр Лукашенко, возможно, публично и заявляет о возможности большей интеграции двух стран, долгосрочные тенденции показывают, что Белоруссия постепенно отдаляется от России, как я объясню ниже.

1. С годами Белоруссия стала более независимой

Белорусские власти зависят от союза с Россией. Экономика зависит от российских энергетических субсидий и пониженных цен на нефть и газ, благодаря чему Белоруссия за последние 20 лет сэкономила более 100 миллиардов долларов. Кроме того, Белоруссия экспортирует в Россию половину своих товаров.

Однако с годами Лукашенко, авторитарный правитель Белоруссии, создал лояльный и эффективный чиновничий аппарат, который не столько следует линии Кремля, сколько преследует свои собственные внешнеполитические интересы. Например, в 2008 году Белоруссия не поддержала российскую агрессию в Грузии, а если говорить недавних событиях, она занимает нейтральную позицию в отношении конфликта России с Украиной.

Даже участие Белоруссии в российских региональных интеграционных проектах (таких как союз Белоруссии и России, Евразийский экономический союз и Организация Договора о коллективной безопасности) является скорее риторическим, чем практическим. Эти проекты особых результатов не дают, государства-участники стремятся свести к минимуму свои обязательства, используя эти организации главным образом для публичных выступлений и сохранения благосклонности России.

2. На протяжении всего срока правления Путина между Белоруссией и Россией постоянно возникали споры

В результате Россия стала испытывать недовольство по отношению к Лукашенко, чувствуя отсутствие лояльности с его стороны и его нежелание поддерживать российскую внешнюю политику. Это проявляется в экономических спорах между Москвой и Минском.

Поскольку Россия осуществляет налоговый маневр в нефтяной отрасли, Белоруссия, возможно, будет вынуждена покупать российскую нефть по мировым ценам. Для бюджета Белоруссии это стало бы катастрофой, поскольку в ближайшие пять лет на это придется потратить около 10 миллиардов долларов.

Кроме того, в последние годы Белоруссия и Россия вели торговые войны в области поставок сахара, нефти, молока, калия, осуществления авиаперелетов, пограничного контроля и во многих других сферах. Обычно стороны спорят о ценах на энергоносители или доступе белорусских товаров на российский рынок. В 2000-е годы Россия даже дважды прекращала поставки газа в Белоруссию, поскольку белорусские власти отказывались платить более высокие цены. Лукашенко назвал это решение России «актом терроризма», поскольку «она оставила страну без природного газа в 20-градусный мороз».

Тем не менее, пока двум странам всегда удавалось найти решение. Публичный конфликт является для Белоруссии и России одним из способов договариваться. За 20 лет Белоруссия ни разу не дала понять, что может выйти из сферы влияния Кремля.

3. Белоруссия по-прежнему важна для России, но у Кремля теперь уже меньше ресурсов для финансирования режима Лукашенко

Когда Лукашенко пришел к власти в 1994 году, стремительному росту белорусской экономики способствовал постоянный поток российских энергетических субсидий. В отдельные годы энергетические субсидии составляли почти 20% ВВП Белоруссии. Теперь эта доля уменьшается. В 2018 году она составила лишь 8%.

Отчасти это объясняется тем, что Россия теряет интерес к Белоруссии. Например, в Белоруссии находятся два российских военных объекта, которые утратили свое решающее значение для России, поскольку российская военная техника модернизировалась. Россия запустила в своем европейском эксклаве — Калининградской области — новую радиолокационную систему, которая дублирует функции РЛС, расположенной в Белоруссии. Кроме того, Россия меньше нуждается в Белоруссии как в транзитной стране. К примеру, газопровод «Северный поток», запущенный в 2011 году, соединяет Россию напрямую с Германией в обход Белоруссии.

К тому же, Кремль уже не столь готов финансировать Белоруссию. Россия находится в состоянии экономической стагнации на фоне падения цен на энергоносители во всем мире. Проводя болезненные внутренние реформы, такие как повышение пенсионного возраста, Россия не особо стремится давать деньги своему союзнику, не желая улучшать имидж Лукашенко как успешного президента.

4. Обсуждение оккупации Белоруссии Россией — это, прежде всего, политический трюк

Никаких доказательств того, что Россия может напасть на Белоруссию, пока нет. Так почему же этот вопрос обсуждается в средствах массовой информации и среди политических элит?

Потому что эта угроза удобна для многих игроков, которые используют ее как предлог для достижения своих целей. Белорусские власти используют угрозу российской оккупации в качестве переговорной тактики, чтобы отсрочить выполнение требований Евросоюза и США в области прав человека. На Западе вероятность оккупации используют, чтобы подтолкнуть Белоруссию к развитию более тесных отношений. Белорусские гражданские объединения используют эту угрозу, чтобы заставить правительство ослабить влияние России в медиасфере. Наконец, российские власти используют ее для давления на белорусские власти в ходе переговоров по таким вопросам, как поставки нефти.

Если Россия все-таки когда-нибудь решит напасть на Белоруссию, не факт, что она победит. Основная часть белорусского населения и элит выступает за независимость страны, и такое нападение, несомненно, обойдется дорого. Да и трудно представить, что Путин может стать президентом союзного государства и получить какую-то реальную власть. Последние 25 лет президентства Лукашенко показали, что он — не из тех политиков, которые соглашаются делить власть.

И еще Белоруссия с каждым годом действует все более независимо. Российские власти, возможно, чувствуют, что им нужно восстановить контроль над Белоруссией сейчас — иначе они потеряют еще одного союзника.

Григорий Астапеня — основатель и глава «Центра новых идей», независимой минской НКО, которая занимается продвижением демократических реформ в Белоруссии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.