Юй Шэнмин — автор статей для специальных рубрик сайта «Гуаньча», сотрудник института истории Нанькайского университета.

Недавно появились две новости, касающиеся отношений между Китаем и Латинской Америкой.

Новоизбранный президент Сальвадора Найиб Букеле привлек внимание китайских СМИ, отрицательно отозвавшись в ходе визита в США об отношениях с Китаем и заявив о намерении отложить отмену соглашения о свободной торговле с Тайванем (одной из провинций КНР — прим. автора). Выходец из бизнес-среды, «президент-неформал» заявил о намерении улучшить отношения Сальвадора с США и о пересмотре дипломатических отношений с Китаем. Воспользовавшись случаем, кандидат на должность посла США в Сальвадоре стал продвигать восстановление дипломатических связей между Тайванем и Сальвадором. Таким образом улучшающиеся отношения между странами могут снова начать колебаться из-за прихода к власти такого человека.

Через неделю, 21 марта, США посетил избранный президент Бразилии, «Тропический Трамп» Жаир Болсонару. Во время визита он открыто выразил желание посетить крупнейшего торгового партнёра Бразилии — Китай во второй половине года. По словам Болсонару, этот визит очень важен. Еще несколько месяцев назад его отношение к Китаю сложно было назвать дружественным. Он говорил о грабительской позиции, которую Китай занимает по отношению к бразильским инвестициям, а во время предвыборной кампании отправился с визитом на Тайвань, чем вызвал опасения, что отношения между Китаем и Бразилией могут ухудшиться.

Если сопоставить эти два события, можно заметить немало любопытных совпадений. И Букеле, и Болсонару победили на выборах благодаря своему имиджу «бунтарей», оба надеялись наладить отношения с США и оба изменили отношение к Китаю после выборов.

Из этого можно сделать вывод, что даже если, придя к власти, Букеле и его бразильский коллега изменят изначальное отношение к Китаю в угоду крупнейшему торговому партнеру — США, реальная экономическая ситуация в этих странах вынудит их задуматься о преимуществах огромного рынка и инвестиций Китая. Основным источником дохода этих стран остается экспорт первичной продукции, например, кофе, а состояние инфраструктуры оставляет желать лучшего. Правду говорят, что трудности того или иного дела познаются только опытным путем. Возможно, недавно избранные президенты изменят антикитайское поведение после вступления в должность и не будут вредить отношениям между их странами и Китаем в долгосрочной перспективе.

И хотя вероятность, что негативные высказывания Букеле серьезно навредят отношениям между Китаем и Сальвадором, невелика, не стоит игнорировать тенденции, наметившиеся сейчас в Латинской Америке. Как известно, в отличие от «розовой волны», когда десять лет назад во главе многих стран Латинской Америки оказались левые правительства, после 2015 года власть начала переходить в руки правых лидеров. На президентских выборах 2016 — 2017 года в Аргентине и Чили были избраны кандидаты от правых партий, а в Колумбии власть всегда была в руках правых. Так ситуацию в Латинской Америке стали контролировать представители правого крыла.

Передача власти от левых правительств правым продолжилась и после 2017 года. Избрание Болсонару и Букеле — очередное тому подтверждение. Страны Латинской Америки связаны с Китаем прочными торговыми отношениями, политическими и экономическими связями, а также сотрудничеством в рамках инициативы «Один пояс, один путь», поэтому правые политические настроения в этих странах не смогут повлиять на отношения с Китаем, основу которых составляет позитивное развитие.

Однако, когда подобная смена политической обстановки происходит на фоне распространения социальных сетей и снижения популярности традиционных партий, то у власти могут оказаться сторонники крайне правых взглядов. Во время предвыборной кампании они будут стараться казаться противниками догматов, истеблишмента и даже людьми, далёкими от политики, завоёвывая поддержку избирателей громкими лозунгами и выходящим за рамки поведением. Придя к власти, некоторые из них постараются как можно скорее показать свое отличие от предшественников, начав бездумно исправлять их ошибки. Другие окажутся лишенными достаточного политического опыта, не понимающими смысла и значения некоторых мер. Волюнтаризм проводимой ими политикой будет заметен невооружённым взглядом.

При этом политики — «бунтари», не понимающие настоящее значение сохранения хороших отношений с Китаем, могут использовать дипломатические отношения и экономическое сотрудничество с ним как козырь в политической борьбе, нанося тем самым ущерб двусторонним отношениям с Китаем.

Ещё одним фактором, угрожающим отношениям между Китаем и Латинской Америкой может стать политика вмешательства, которую США снова стали проводить в регионе. Ещё в ходе предвыборной кампании Трамп заявил об изменении мягкого отношения к странам Латинской Америки, которого придерживался его предшественник. Особенно жестко он собирался отнестись к Кубе и Венесуэле, с которыми у США никак не складывались дружеские отношения.

После вступления в должность Трамп продолжил создавать шум вокруг строительства стены на границе с Мексикой и других меры, направленных против нелегальной миграции, он возобновил переговоры по Североамериканскому соглашению о свободной торговле, открыто высказывал недовольство в адрес Латинской Америки, даже назвал Гаити, Сальвадор и другие страны, из которых прибывают нелегальные мигранты «навозными кучами», он вынуждал законно избранного президента Венесуэлы Мадуро покинуть свой пост. Трамп выражал враждебность и недоверие многим странам Латинской Америки.

Среди его чиновников есть такие люди, как советник по национальной безопасности Джон Болтон, мыслящий понятиями холодной войны и ярый противник режима Кастро, потомок кубинских иммигрантов Марко Рубио. Благодаря подобному составу, здоровое развитие отношений между странами Латинской Америки и Китаем вызывает у правительства «аллергическую реакцию».

После того, как три южноамериканские страны прекратили дипломатические отношения с Тайванем, США отозвали из этих стран своих послов и заявили о намерении обсудить пути поддержания сильного, независимого и демократического устройства и экономики. После этого, 16 марта, назначенный американский посол разыграл спектакль о «восстановлении отношений». Ко всему прочему прибавились намерения Болтона вновь ввести доктрину Монро. Одним словом, США все более явно прибегают к гегемонистской политике грубой силы в Латинской Америке.

В свою очередь, сторонники антиистеблишмента, о которых говорилось выше, во всеуслышание говорят о способах укрепления отношений с США, жертвуя во внешней политике национальными интересами они стремятся к максимизации прибыли. Все эти упрощенные слова и действия не лишены политического смысла. Это похоже на командную игру «хвали США, ругай Китай», которая только способствует укреплению веры самих США в действенность своей политики подавления Латинской Америки и осложнению ситуации в целом.

История уже была свидетелем того, как США узрели возможную угрозу в силах, сосредоточенных в Латинской Америке, развивающей дружеские отношения с социалистическими государствами. Тогда США приняли меры по непосредственному сдерживанию и ограничению, не учитывая интересы самих стран Латинской Америки.

К примеру, возьмем отношения стран Латинской Америки с СССР. Южноамериканские страны стали массово устанавливать их со своим союзником по Второй мировой войне. Тогда в отношения с СССР вступили более 10 стран Латинской Америки. Однако к концу 50-х годов дипломатические отношения с СССР сохранили только три южноамериканские страны. Остальные испугались проникновения советской идеологии и ослабляющего влияния отношений на экономическую культуру, но вместе с тем они боялись подорванного в ходе холодной войны авторитета и угроз со стороны США. Классический пример, демонстрирующий влияние всех этих факторов — государственный переворот в Гватемале 1954 года, когда ЦРУ сместили сторонника левых взглядов Хакобо Гусмана с поста президента.

Страны, вроде Венесуэлы, которые под влиянием проамериканских деятелей или же по совету США «добровольно» пошли на разрыв отношений с СССР, начали укреплять их с Соединенными Штатами. Как мы видим, США уже применяли насильственные методы, чтобы воспрепятствовать Латинской Америке развивать здоровые отношения с другими странами. Тот факт, что США вмешивается в отношения между Китаем и Сальвадором, можно считать доказательством возвращения к жизни той политики, которой Штаты придерживались в данном регионе со времен холодной войны и до начала ХХ века.

По мнению Китая, нежелание латиноамериканских «лидеров-бунтарей» замечать вмешательство их старшего североамериканского брата, несомненно, может сильнее дестабилизировать развитие отношений между Китаем и Латинской Америкой. Однако мы не стремимся вступать в противоречия с создателем этого продуманного или неумышленного беспорядка, нам также нет необходимости вмешиваться во внутренние дела в ответ, как это делал СССР. Мы продолжим продвигать инициативы «Сообщество единой судьбы» и «Один пояс, один путь» в данном регионе, чтобы руководители и нард латиноамериканских стран понял, что инвестиционное строительство и торговый обмен с участием Китая — взаимовыгодное дело. Чтобы реальные факты продвижения развития заслоняли собой звучащую клевету, тогда лидеры стран, сомневавшиеся по поводу присутствия Китая в регионе до вступления в должность, вряд ли смогут остаться при своих прежних намерениях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.