На саммите президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в Москве особенно российской стороной были даны новые сигналы, которые могут вызвать беспокойство США.

На переговорах Путин — Эрдоган, которые продолжались 2 часа 15 минут, как и ожидалось, главным образом обсуждались последние события в Сирии, ход реализации проектов газопровода «Турецкий поток» и первой атомной электростанции в Турции «Аккую», экономические темы и сотрудничество в сфере обороны.

Самым ярким заявлением саммита, несомненно, стали следующие слова Путина: «Завершение реализации контракта на поставку в Турцию систем противовоздушной обороны С-400 является приоритетом в наших двусторонних отношениях. На повестке дня есть и другие проекты, связанные с поставками в эту страну современной российской продукции военного назначения».

Хотя российский лидер не уточнил, о какой «современной российской продукции военного назначения» идет речь, нетрудно догадаться, что это заявление еще более усилит беспокойство США, которые и так встревожены продажей ракет С-400 Турции. Более того, Путин и на совместной пресс-конференции с турецким коллегой, словно желая «наступить на больную мозоль США», еще несколько раз коснулся вопроса военного сотрудничества с Турцией. Российский лидер заявил, что на переговорах поднималась тема совместного производства высокотехнологичной военной техники, но не стал вдаваться в подробности.

Опять же на пресс-конференции российский журналист, намекнув на США, спросил двух лидеров, как они относятся к тому, что такие проекты, как «Турецкий поток» и С-400, беспокоят третьи страны.

Президент Эрдоган ответил на этот вопрос так: «Мы не позволим ни одной стране распоряжаться нашим суверенным правом. Разве третьи стороны спрашивают нас, когда делают те или иные шаги? Мы сначала обсуждаем вопрос между собой и предпринимаем соответствующие шаги. И в энергетике, и в оборонной сфере. Дорожную карту по С-400 мы уже начертили, и те, кто после этого говорит, советует нам: "Откажитесь от этого", — стало быть, не признают нашу волю. Если мы уже заключили соглашение, дело сделано. Это наше суверенное право, и мы сами им распоряжаемся».

Вашингтон сначала дал отрицательный ответ на запрос Анкары о покупке ракет «Пэтриот» (Patriot), а после того как Турция решительно настроилась приобрести российские ракеты, стал менять свою позицию. Теперь США пытаются оказывать давление, утверждая, что в случае покупки Турцией ракет С-400 ей не предоставят истребители Ф-35 (F-35), Турция будет исключена из этого проекта и подвергнется санкциям.

В такой период Путин делает особый акцент на том, что контракт на поставку С-400 будет выполнен, к тому же несколько раз говорит о новых продажах оружия, а Эрдоган на глазах международной общественности в очередной раз подтверждает свои более ранние заявления. Для США это «кошмарный сценарий». Недавно Эрдоган заявил, что первые поставки С-400 состоятся в июле этого года, то есть примерно через четыре месяца.

До переговоров 8 апреля предполагалось, что по-настоящему важной темой с точки зрения России будет Идлиб. На совместной пресс-конференции Путин, хотя и отметил, что совместная работа с Турцией идет не так быстро, как хотелось бы, но говорил об этой ситуации не как о проблеме. По этой позиции российского лидера можно предположить, что сейчас для него гораздо важнее тема военного сотрудничества с турками, которая также дает сигнал США, и поэтому он не стал обострять проблему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.