В арабских кругах разгораются споры об отношениях России с сионистским врагом, особенно на фоне сирийских событий и связанных с ними встреч президента Владимира Путина с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Судя по всему, в российско-израильских отношениях достигнуто взаимопонимание, суть которого — не допускать столкновений в сирийском воздушном пространстве, когда сионистские самолеты совершают нападения на Сирию. Тель-Авив информирует Москву о своих атаках заблаговременно, чтобы российские самолёты успели покинуть воздушное пространство.

Эта договорённость была нарушена сионистским врагом, когда он начал агрессию против Латакии. Результатом стало падение российского самолета и мученическая смерть ряда офицеров и солдат на борту. Это вызвало большую напряженность в отношениях между двумя странами. Риторика Москвы против Тель-Авива была жесткой, и в ответ на предательство сионистов она поставила Сирии систему С-300.

После трёх месяцев напряжённых отношений, отмеченных напрасными попытками Нетаньяху встретиться с президентом Путиным, встречи и координация возобновились. Очевидно, российско-сионистские отношения регулируются одновременно договорённостями и разногласиями. При этом они не наносят ущерб отношениям между Москвой и Дамаском, основанным на правилах стратегического значения. Это важное отличие, поскольку российско-сионистские связи выстроены иначе.

Россию и Сирию объединяет участие в альянсе, борющемся с терроризмом, который в свою очередь поддерживают Соединенные Штаты и сионизм. Кроме того, они обе состоят в альянсе против колониального американского господства, который объединяет множество стран. Тем временем Вашингтон выступает стратегическим союзником сионистского образования, которое является американской передовой базой на Востоке. Россию связывают многоуровневые стратегические отношения с Исламской Республикой Иран, развивающиеся в противовес американской гегемонии, в то время как сионисты считают Иран своим врагом. Так, Тегеран отвергает факт существования израильского государства и поддерживает антисионистское сопротивление. Также он поддерживает Сирию в союзе с Россией и противостоит терроризму и гегемонии Соединенных Штатов.

С другой стороны, Россия действует в рамках международного права, Устава ООН и международных резолюций, которые предусматривают уважение суверенитета и независимости государств, невмешательство в их внутренние дела, отказ от оккупации и право народов на сопротивление этой оккупации. Сионистское образование отвергает обязательства по соблюдению этих международных резолюций, не уважает Устав ООН и ежедневно практикует нарушения прав человека в оккупированной Палестине. Кроме того, она посягает на суверенитет Сирии и продолжает оккупацию сирийских Голан, как и частей южного Ливана. Со своей стороны, Россия поддерживает Сирию, Ливан и палестинский народ в их стремлении вернуть свои оккупированные земли согласно соответствующим международным резолюциям.

Необходимо также принимать во внимание и российскую поддержку Венесуэле: там Москва выступает против вопиющего вмешательства Соединенных Штатов во внутренние дела латиноамериканского государства и попыток свергнуть правящий режим.

Исходя из вышесказанного, очевидно, что Россию с нами связывают более крепкие отношения, чем с сионистским образованием. Россия поддерживает отношения с сионистским образованием из тактических соображений, которые не наносят вред ее стратегическим связям с Сирией, Ираном и другими странами, которые отвергают американскую гегемонию и противостоят оккупации. В Йемене наши позиции различны, поскольку Москва занимает практически нейтралитет, в то время как саудовский альянс ведет войну против этой страны, нарушая все международные законы и конвенции. Возможно, Россия как сверхдержава стремится сыграть свою роль за счет снижения влияния США в регионе. Это объясняет российскую позицию в отношении событий в Йемене или политики сионистского образования. В этом контексте можно рассматривать «подарок», сделанный Россией Нетаньяху, главе правительства сионистского врага — передачу останков израильского солдата. Следовательно, не нужно придавать всему этому лишний смысл, ставить под сомнение или осуждать позицию России. Да, есть пункты, по которым наши мнения расходятся. Так, мы не признаем существование сионистского образования, в то время как Россия признает его и хочет найти решение конфликта на основе решения о двух государствах и выполнения резолюций ООН по палестинскому вопросу.

Однако нас объединяет с Россией нечто гораздо большее, чем спорные моменты, и это совершенно нормальная ситуация в международных отношениях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.