Страсти за Полярным кругом накаляются. Ранее в этом месяце российские власти разозлили Вашингтон, заявив о суверенных правах на Северный морской путь (СМП). Морской путь, который простирается от российско-норвежской границы до Берингова пролива между Сибирью и Аляской, является одной из перспективных торговых артерий мира.

В соответствии с новым законом, все иностранные военные корабли, использующие этот маршрут, должны будут минимум за 45 суток до прохождения по СМП запрашивать у России разрешение, и Москва будет одобрять или отклонять их запросы по своему усмотрению. В случае несанкционированного прохода Россия может арестовать корабли-нарушители или даже уничтожить их.

Значительная часть СМП проходит через «исключительную экономическую зону» России — участок акватории протяженностью 200 миль, на котором Москва может устанавливать правила. Однако другие части, особенно Берингов пролив, находятся в международных водах, где для иностранных военных кораблей обычно гарантирован безопасный проход.

Этот закон показывает, как Россия бросает вызов другим региональным державам. Когда командующий ВМС США Джеймс Фогго (James Foggo) объявил Арктику «ничьими водами», он стал объектом насмешек со стороны российских политиков.

Поскольку в результате изменения климата происходит таяние ледяного покрова, открываются коммерческие возможности. Таяние морcкого льда поможет арктическим странам освоить огромные углеводородные ресурсы в регионе. СМП также способен стать крупным судоходным коридором, что позволит вдвое сократить время в пути из Китая в Европу. Предоставление судам права прохода и ледокольное сопровождение могло бы помочь Москве собирать выгодные транзитные сборы.

Одновременно регион становится крупной геополитической горячей точкой. В последние годы Россия резко расширила свое присутствие на Крайнем Севере, где она располагает множеством новых военных и авиационных баз, являющихся предметом ее гордости. У вооруженных сил страны есть новые подводные лодки, самолеты и танки — все они предназначены для ведения боевых действий в арктических условиях. В дополнение к ледокольному флоту, насчитывающему 40 судов, Россия строит еще восемь, в том числе два военных корабля ледового класса, способные нести крылатые ракеты. Эти суда позволяют ВМФ России реагировать на угрозы безопасности, оказывать помощь в зарождающейся коммерческой деятельности и отстаивать исключительную экономическую зону России.

В отличие от российских вооруженных сил, американские войска настолько плохо оснащены для выполнения полярных миссий, что вызывают презрение российских военных экспертов. К северу от Полярного круга у США нет ни одной крупной военной базы, ни самолетов, ни военных кораблей, способных действовать в условиях таких низких температур.

В еще более плачевном состоянии находится ледокольный флот ВМС США (теперь сократившийся до двух судов). Члены экипажа единственного американского тяжелого ледокола «Полярная звезда» (Polar Star), в прошлом году едва избежали катастрофы, когда ледяная вода начала заливать корабль, которому уже 42 года. Три года назад после взрыва генератора инженерам пришлось изготовить новую деталь, воспользовавшись комплектом для ремонта доски для серфинга. В 2018 году Сенат США, наконец, одобрил выделение средств на строительство нового судна стоимостью 750 миллионов долларов, однако Палата представителей перенаправила эти средства на строительство пограничной стены, запланированное президентом Дональдом Трампом (в конечном итоге средства на строительство ледокола все-таки были выделены в прошлом месяце).

Из-за неравенства возможностей американским войскам, видимо, будет нелегко реагировать на кризисные ситуации. Российские войска, вторгшиеся в исключительную экономическую зону США или устроившие демонстрацию силы, могут застать крупнейшую в мире военную державу врасплох. «Мы должны иначе подходить к тому, на что способен ледокол», — обратился с призывом к Конгрессу адмирал Пол Цукунуфт (Paul Zukunuft) в 2017 году, предупредив, что российские войска могут распространить свое влияние в арктических водах на пять с лишним миллионов квадратных миль.

Сможет ли арктический гамбит Москвы принести ощутимые результаты, покажет время. Благодаря потеплению разрабатывать месторождения полезных ископаемых будет легче, но снижение цен на сырье и американские санкции, которые ограничивают доступ России к технологиям, используемым в геологоразведочном бурении на арктическом шельфе, могут осложнить реализацию этих проектов.

При этом вспомогательная инфраструктура СМП (наподобие модернизированных портов для коммерческих судов) будет готова не раньше чем через 10 лет. Кроме того, из-за огромных начальных затрат российскому правительству, испытывающему финансовые затруднения, возможно, придется уступить свое первоначальное господство Китаю, который в прошлом году обнародовал планы по расширению своей инициативы «Один пояс — один путь» до Северного полюса.

В обозримом будущем Арктика по-прежнему будет лишена того геополитического значения, какое имеют морские пути в Южно-Китайском море или Суэцкий канал. Но некогда непроходимый регион сегодня является ареной борьбы мировых держав за господство. Следует ожидать, что в центе внимания Вашингтона вскоре окажется вопрос о безопасности в Арктике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.