За последние несколько дней читатели газеты «Монд» могли ознакомиться с серией статей под названием «Российские интервенции». В пяти публикациях рассматриваются различные аспекты приемов, используемых Москвой для расширения своего влияния на европейском континенте.

Примечательным является не содержание работ, а время, выбранное для их публикации, — почти за два месяца до выборов в Европейский парламент. Как ожидается, ультраправые партии в Европе в целом и, во Франции в частности, достигнут хороших результатов. С другой стороны, публикации сделаны на фоне выхода Великобритании из Евросоюза.

Над Москвой нависают два фактора: не секрет, что у этих партий налажены отношения с Кремлем, а вклад России в раскачивание Брексита до сих пор является предметом обсуждений и споров. Добавьте к этому ужас официальных властей Европы и Франции перед возможностью информационных вбросов под руководством Кремля с целью повлиять на ход выборов.

Первая статья на страницах этой газеты, редакция которой придерживается центристских взглядов, носит заголовок «Владимир Путин — крестный отец европейских ультраправых». Авторы анализируют взаимные интересы и природу отношений между Россией и правыми, известными своей враждебностью к европейскому партнерству. Примечательно, что этой статье было выделено вдвое больше места по сравнению с четырьмя остальными, что подтверждает гипотезу о преднамеренном выборе сроков публикации.

В других статьях речь идёт о средствах, используемых Москвой для расширения своего влияния: электронное пиратство на Украине, финансирование средств массовой информации, открытая военная агрессия, шпионаж и спекуляция расследованиями, нацеленными на Россию в различных областях от политики до спорта.

Очевидно, цель французских публикаций — указать на связь между прогрессом правых и усилением российского влияния. С этой целью Москва также прибегает к непривычным методам, которые затрагивают повседневную жизнь граждан. Как полагают авторы второго расследования, действия России привели к отключению электроэнергии в тысячах домов на западе Украины в конце 2015 года. Другими словами, ничто не может удержать Россию от применения тех же инструментов влияния в отношении Европейского союза.

Очевидно, это послание французскому электорату, чья страна возглавляет фронт борьбы с Москвой, особенно после украинского кризиса 2014 года и аннексии Крыма. Происходящее между ЕС и Россией представляет собой не столько различие в интересах и видении, сколько конфликт между двумя политическими моделями. Российская модель предполагает усиление ультраправых и оценивается в этих расследованиях как аутсайдер доминирующей в Европе политической культуры.

Учитывая момент публикации журналистских расследований, то есть европейские выборы, мы можем задать следующий вопрос: по каким причинам мы наблюдаем это напряжение и конфликт в российско-европейских отношениях?

Возможно, для ответа необходимо вернуться ко времени окончания холодной войны. В тот период, по мнению России, западные страны считали ее побежденным государством и стремились расширить военное, политическое и экономическое влияние путем расширения Организации Североатлантического договора и европейского партнерства.

Однако после выхода из спячки «русский медведь» пытается восстановить свое влияние и противостоять экспансии Европы в направлении жизненно важного для Москвы географического пространства. Россия видит непосредственную угрозу в сближении соседних стран (к примеру, Украины) и Европейского союза. Гармонизация внутренней рыночной системы в соответствии с европейским законодательством и стандартами, возможная дипломатическая и военная координация означают выход страны с российской орбиты.

Примем во внимание также упомянутый выше конфликт между двумя противоположными моделями: первая является демократической, а другая — авторитарной.

Тем не менее нельзя говорить о разрыве между ними. Несмотря на высокий уровень напряженности на фоне украинского кризиса, каждая из сторон осознает степень взаимозависимости интересов. Так, Россия удовлетворяет потребности стран Европейского союза в газе на 30%, в то время как европейские рынки поглощают 50% российского экспорта.

В связи с этим мы наблюдаем стремление каждой из сторон расширяться в направлении навстречу друг другу. Другими словами, перед нами две модели, не имеющие очевидных географических границ.

Россия использует в своих интересах неспособность Европейского союза навязать себя в качестве эффективного игрока на международной арене по причине сложной институциональной структуры и отсутствия постоянного консенсуса государств-членов, особенно на уровне внешней политики. Что еще более важно, Кремль извлек выгоду из решения Америки отказаться от поддержки Европы и вывести ее из-под своей защиты. Заявление Макрона о необходимости создания европейской армии лишь подтверждает невозможность полагаться на американскую поддержку.

Россия пытается ослабить ЕС изнутри, поддерживая силы, настроенные против европейского партнёрства. Ее цель — препятствовать дальнейшему расширению и интеграции Европейского союза. Это также позволило бы Москве найти общие интересы с каждым государством-членом ЕС отдельно.

Этим и объясняется российский интерес к вмешательству в ход выборов в Европейский парламент с одной стороны, а с другой — предупреждения французской газеты о последствиях голосования в пользу союзников Москвы, в основном «Национального фронта». Кроме того, европейские политики боятся распространения фальсифицированных новостных сообщений из источников, более популярных, чем заслуживающие доверия агентства.

Когда завершилась Вторая мировая война, страны запустили поезд европейского партнерства с целью предотвращения любого конфликта на континенте в будущем. Результатом стало появление ЕС в его нынешнем виде. Однако спустя 29 лет после окончания холодной войны, судя по всему, это объединение стало синонимом раскола и конфликта на европейском континенте как среди членов Союза, так и за его пределами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.