Интервью с историком, политологом, сотрудником Института политологии Польской академии наук Томашем Стрыеком (Tomasz Stryjek)

Rzeczpospolita: Украинский парламент принял закон об украинском языке. Граждане будут обязаны пользоваться им в государственных учреждениях и ведомствах, а также в школах. Почему это не было очевидным раньше?

Томаш Стрыек: Начиная с XIX века украинский национальный проект носил антиимперский и антироссийский характер, а одновременно апеллировал к украинскому языку и этнической культуре. Когда появилось движение, стремившееся сформировать новую нацию, украинская интеллигенция занялась созданием своего алфавита и литературы. В качестве основы национального языка избрали наречие центральной Украины. Российская империя, разумеется, блокировала эти проекты, появлялись также царские запреты на использование украинского.

— Что изменилось после большевистской революции 1917 года?

— В Советском Союзе ситуация была иной. Украинский язык официально там никогда не запрещали, поскольку украинский народ населял одну из национальных республик. В 1920-е годы появилась так называемая ленинская национальная политика, согласно которой жители всех республик имели право учиться на своих языках. Так что, когда украинцы впервые столкнулись с массовым образованием, в учебных заведениях говорили на украинском. Однако это был всего лишь короткий эпизод: в 1930-е годы, когда к власти пришел Сталин, начались десятилетия политики сплочения государства. При этом языком элит считался русский.

— Что произошло с украинским?

— Украинская культура считалась крестьянской, неспособной создать высокие образцы искусства. Украинский язык утрачивал свои позиции. Сейчас на Украине эти годы называют периодом русификации, хотя прямого запрета на использование украинского не было. В 1991 году более половины граждан независимой Украины пользовались только русским, многие даже не владели украинским, который считался крестьянским языком, мешающим продвинуться по социальной лестнице.

В последние 30 лет каждый президент Украины старался изменить этот подход. Сейчас появился закон Петра Порошенко, поддержанный Владимиром Зеленским. Это особенно интересно, поскольку украинский для него — не родной, он его выучил, но в быту пользуется русским. Таким образом новоизбранный президент посылает сигнал, что он будет продолжать курс на формирование самостоятельного украинского самосознания, свободного от влияний России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.