Когда в конце прошлого года в Судане вспыхнули антиправительственные протесты, президент страны Омар аль-Башир (Omar al-Bashir) отреагировал на них так, как отреагировал бы любой диктатор: он попытался их подавить, что привело к гибели множества мирных граждан.

Тем временем шел процесс разработки более коварной стратегии — стратегии, которая включала в себя распространение дезинформации в соцсетях, обвинения в разжигании беспорядков в адрес Израиля и даже проведение публичных казней, чтобы все увидели, какая участь ожидает «мародеров».

Но автором этой стратегии было вовсе не правительство Судана. Согласно документам, попавшим в руки репортеров Си-эн-эн, эту стратегию разработала одна российская компания, связанная с олигархом Евгением Пригожиным, которому Кремль благоволит.

В беседах с репортерами Си-эн-эн многие источники в правительстве и вооруженных силах страны подтвердили, что правительство Башира получило несколько предложений и даже начало их реализовывать, перед тем как ранее в апреле Башир был свергнут в ходе государственного переворота. По словам одного бывшего чиновника, советники из России наблюдали за ходом протестных демонстраций и начали разрабатывать план по подавлению этого движения с «минимальными, но приемлемыми потерями среди людей».

Хотя эти документы поступили не от официальных российских агентств, по сути, они представляли собой план по защите интересов Кремля в Судане и по сохранению за Баширом поста президента страны.

Эти документы, с которыми репортерам Си-эн-эн удалось ознакомиться и среди которых были письма представителей компании, оказались в числе тех нескольких тысяч документов, которые были получены и проанализированы лондонским центром «Досье», принадлежащим бывшему российскому бизнесмену Михаилу Ходорковскому.

Центр «Досье» получает данные, документы и другую информацию из различных источников, зачастую анонимных, и делится ими с журналистами. Ходорковский поссорился с президентом Владимиром Путиным, попытавшись заявить о масштабах коррупции в России, и провел несколько лет в тюрьме за налоговые махинации, при этом он так и не признал свою вину.

Эксперты Си-эн-эн посчитали, что попавшие к ним документы заслуживают доверия. Кроме того, содержащаяся в них информация согласуется с показаниями очевидцев, видевших российских наблюдателей во время акций протеста в Судане.

Судан стал для Москвы шаблоном для расширения ее влияния в Африке и по всему миру: гибрид частных и государственных интересов, который приносит выгоду как олигархам, так и Кремлю. Это малозатратная стратегия, которая позволяет Москве укреплять свои позиции в стратегически важных местах, не отправляя туда свои регулярные войска, и не требует никаких крупных инвестиций со стороны российского правительства. Москва использует компании, которые обеспечивают частных подрядчиков в обмен на коммерческие уступки. Документы, попавшие в руки репортеров Си-эн-эн, напрямую связаны с петербургской компанией «М-Инвест», у которой есть отделение в столице Судана Хартуме. Если верить информации на официальном сайте компании, «М-Инвест» занимается «добычей руд и прочих цветных металлов». Как CNN сообщал ранее, этой компании удалось добиться определенных привилегий на добычу золота в Судане.

Однако, очевидно, деятельность этой компании не ограничивается добычей руд и цветных металлов.

О чем говорится в документах, предоставленных центром «Досье»

Президенту Баширу удалось наладить тесные отношения с Кремлем. В 2017 году он приехал с визитом в Москву, и в том же году Россия отправила в Судан партию современных Су-35. Проще говоря, Россия сделала большую ставку на Башира. Пока протесты против его режима набирали обороты, эта ставка была под угрозой.

Согласно документам, проанализированным Си-эн-эн, компания «М-Инвест» составила план по дискредитации и подавлению протестного движения.

В одном из документов, датированных началом января, предлагается распространить информацию о том, что протестующие совершают нападения на мечети и больницы. В нем также предлагалось выставить участников демонстраций «врагами ислама и традиционных ценностей» при помощи флагов ЛГБТ. В нем также предлагалось распространить в соцсетях информацию о том, что «Израиль поддерживает протестующих».

Согласно этой стратегии, правительству необходимо было «имитировать диалог с оппозицией и демонстрировать открытость правительства», чтобы «изолировать лидеров протестного движения и выиграть время».

«М-Инвест» предложила несколько способов, с помощью которых можно было улучшить имидж правительства — к примеру, «раздача бесплатных хлеба, муки, зерна, еды».

Однако в центре внимания «М-Инвест» было протестное движение. Компания рекомендовала сфабриковать доказательства «поджогов протестующими мечетей, больниц и детских садов, а также кражи зерна с правительственного склада».

Компания также предложила обвинить Запад в разжигании протестов и подробно освещать в СМИ допросы задержанных, в ходе которых те признаются, что они приехали в страну, чтобы разжечь гражданскую войну в Судане. Она даже предложила провести «публичные казни мародеров и другие зрелищные мероприятия, чтобы отвлечь население от протестов».

Репортеры Си-эн-эн предприняли несколько попыток связаться с «М-Инвест». Номер телефона компании в Санкт-Петербурге не отвечает. На наш звонок в офис компании в Хартуме ответили, однако представитель компании быстро повесил трубку. Репортеры Си-эн-эн приехали в офис по указанному адресу, но выяснилось, что это помещение арендует российская компания «Мир золота».

В другом документе компании рекомендуется арестовать лидеров протестного движения за день до запланированного начала демонстраций и распространить информацию о том, что протестующим заплатили за участие в акциях протеста. Еще одна рекомендация — показать, как «службы безопасности задерживают автомобиль с оружием, иностранной валютой, пропагандистскими материалами, за рулем которой находятся граждане иностранного государства».

«М-Инвест» также предложила создать команды для работы в социальных сетях, которые будут атаковать протестное движение, — «начинать споры с пользователями и распространять альтернативную точку зрения… Оптимальное число аккаунтов, действующих параллельно, — 40-50».

В некотором смысле эти методы очень похожи на те методы, которыми пользовалось Агентство интернет-исследований, обвиненное американскими властями в попытке вмешаться в предвыборную кампанию 2016 года.

Пригожин, которого называют «шеф-поваром Путина», оказался в числе тех 13 россиян, против которых спецпрокурор Роберт Мюллер выдвинул обвинения в рамках своего расследования вмешательства России в президентские выборы 2016 года. США считают, что фейковые аккаунты в соцсетях создавались, чтобы усилить поляризацию в обществе при помощи провокационной, а порой откровенно ложной информации. Пригожин отрицал свою причастность к вмешательству в американские выборы и какие-либо связи с Агентством интернет-исследований. Звонки в его компанию «Конкорд менеджмент и консалтинг» остались без ответа.

Документы, полученные Си-эн-эн, не указывают на то, что официальные российские агентства безопасности были непосредственным образом вовлечены в попытки подавить протесты в Судане.

Представительница Министерства иностранных дел России Мария Захарова заявила в январе: «По нашим данным, в Судане действительно работают представители российских частных охранных фирм, не имеющих отношения к российским государственным органам. При этом их функции ограничиваются подготовкой кадров для силовых структур Республики Судан».

Время на исходе

Как сообщили источники в Хартуме, правительство Башира действительно попыталось начать реализовывать план «М-Инвест».

К примеру, власти начали задерживать студентов в регионе Дарфур и обвинять их в разжигании гражданской войны, как и рекомендовала компания «М-Инвест». По словам источников, российские советники из какой-то частной компании были назначены в несколько министерств и в службу национальной разведки.

Но этого оказалось слишком мало, и было уже слишком поздно.

В письме от 17 марта, адресованном Баширу, Пригожин пожаловался, что «бездействие» правительства Судана привело к усугублению кризиса. Он добавил: «Отсутствие активных шагов по преодолению кризиса со стороны нового правительства с большой долей вероятности приведет к еще более серьезным политическим последствиям».

В другом письме Пригожина, датированном 6 апреля, правитель Судана был назван «мудрым и дальновидным лидером», однако в нем также содержался призыв к немедленным экономическим реформам.

Спустя пять дней Башира свергли.

Военная сторона

Запад долгое время избегал тесного общения с Суданом — богатой ресурсами страной, граничащей с семью другими государствами. Москву интересовало в первую очередь его побережье Красного моря, поскольку недавно США и Китай предприняли ряд шагов, чтобы установить свое военное присутствие в регионе. Москва рассматривала возможность создать свою военно-морскую базу в Порт-Судан.

И в ситуацию снова вмешалась компания «М-Инвест». В июне 2018 году она составила письмо от имени Военно-промышленной корпорации Судана, в котором содержался призыв к укреплению связей в военной сфере. В нем упоминался мартовский визит заместителя командующего ВМФ России генерал-лейтенанта Олега Макаревича, в ходе которого обсуждалась «возможность создания на территории Республики Судан пункта для транспорта снабжения ВМФ России».

То письмо было адресовано генералу Валерию Герасимову, начальнику Генерального штаба вооруженных сил России. Герасимов известен тем, что он часто использует альтернативные методы воздействия — включая экономические и политические рычаги давления, а также воздействие на общественное мнение посредством соцсетей, — чтобы вывести противников из равновесия.

Евгений Пригожин стал пионером и партнером гибридной стратегии России. Дело не только в том, что Агентство интернет-исследований было связано с его компанией «Конкорд менеджмент». Пригожин был связан с компанией «Евро Полис», которая получила права на добычу нефти в Сирии. В то время свои операции в Сирии проводили бойцы частной военной компании «Вагнер». Как ранее сообщал телеканал Си-эн-эн, компанию «Вагнер» возглавляет Дмитрий Уткин, против которого США ввели санкции в связи с тем, что он оказывал помощь пророссийским сепаратистам на востоке Украины. Уткин долгое время был тесно связан с ближайшим окружением Пригожина.

В связях внутри обширной бизнес-империи Пригожина довольно трудно разобраться. Но лицензию на добычу в Судане от имени «М-Инвест» подписал директор по имени Михаил Потепкин. Человеку с таким именем также принадлежала компания IT-Debugger, которой он владел вместе с Анной Богачевой — одной из 13 россиян, работавших на Агентство интернет-исследований, против которых Мюллер выдвинул обвинения.

Потепкин также называет себя проект-менеджером другой компании — «Мегалайн» — 50% акций которой принадлежит компании Пригожина «Конкорд». В письме от 2017 года, написанном на официальном бланке «Мегалайн» и адресованном министерству полезных ископаемых Судана, он отметил, что «М-Инвест» «получил всю необходимую поддержку от группы "Мегалайн"».

Си-эн-эн не удалось связаться с Потепкиным.

«М-Инвест» также подписала контракт с Министерством обороны России на использование транспортных самолетов 223-го летного отряда. С августа 2018 года по февраль 2019 года два самолета 223-го летного отряда совершили как минимум девять полетов в Хартум. Один из этих самолетов доставил Башира в Сирию в декабре прошлого года.

Россия также укрепляла свое присутствие в соседней Центральноафриканской Республике, отправляя туда конвои с продовольствием.

Останется ли Судан центральным звеном в амбициях России в Африке, будет зависеть от развития ситуации в Хартуме. Москва не готова легко сдаваться. У нее прочные связи с суданскими вооруженными силами, которые теперь оказались во главе страны, — и неважно, что Башир, которого Пригожин назвал «мудрым и уравновешенным политиком», теперь находится в тюрьме.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.