Возможно, величайшим наследием сирийцев на протяжении всей их истории стало мученичество, и, пожалуй, это единственное, что сирийский народ может сегодня оставить будущим поколениям.

Когда началась буря, вражеские силы умножились, небо почернело, и вспыхнул огонь, сирийцы зажгли «стену мучеников».

Таким образом, мученики на площади Марджа были всего лишь частью огромного потока мучеников, который все время тянулся через все сирийские площади. Поэтому убийца Джемаль-паша, чье дело сегодня продолжает его внук, лишь один из многих убийц, с которыми боролись сирийцы, любящие жизнь всем сердцем. Поэтому они никогда не позволяли и не позволят захватчикам вторгнуться на наши земли, чего бы это ни стоило. Так говорил Юсуф аль-Азма, когда собирался сразиться в битве, исход которой был предопределен заранее в пользу захватчиков, потому что моральную, историческую победу одержал именно аль-Азма и другие герои.

Вот уже несколько лет каждый день мы наблюдаем то же чудо. С восходом солнца из дверей всех мечетей, церквей и других молитвенных домов выходят новые группы мучеников, каждый из которых завещал что-то жене, матери или отцу. Они платят своей жизнью, чтобы школы их родины, ее заводы, фабрики и университеты не сгинули и остались полны света и жизни.

Это битва между жизнью и смертью — один из важнейших секретов самой древней населенной столицы в истории. Нет времени для траура. «Нет времени для грусти, потому что я ненавижу грусть и горе. А если ты загрустишь, я убегу от тебя», — такова заповедь Юсуфа Ризка Салума, одного из мучеников мая 1916 года. Это удивительное подтверждение того, что мученичество в этой стране является не только судьбой, но и осознанным выбором, когда другие варианты сводятся к одному — унижению. Когда целью захватчиков является разрушение государства, уничтожение его имиджа, важнейшим остаётся дух сирийского сопротивления.

6 мая — день сирийского «бессмертного полка». Возможно, не случайно День мучеников (с разницей в несколько дней) совпал с празднованием Дня победы и шествием «бессмертного полка» российских мучеников, которые пожертвовали своей жизнью во Второй мировой войне. Пожалуй, не случайно и возрождение этого праздника в ряде сирийских городов, в результате чего в одном марше несут портреты погибших граждан двух стран. Сегодня кровь этих мучеников и других союзников смешивается вдоль национальных границ в противостоянии с новым нацизмом, не менее опасным, чем старый. Как говорил Юсеф аль-Азма: «Мы здесь, и они не пройдут».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.