Каждая польская правящая команда пыталась налаживать отношения с Россией, что обычно заканчивалось провалом. Нынешняя занялась этим позже других, в самом конце четырехлетнего выборного цикла, кроме того, ситуация осложняется тем, что контакты с Москвой сейчас практически сошли на нет: из российских высокопоставленных лиц в Польше в последние годы побывал только министр культуры, да и то неофициально.

Первый шаг к изменению ситуации был предпринят на нейтральной территории: в Финляндии встретились главы МИД двух стран Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz) и Сергей Лавров. Сближение проходило под эгидой и при помощи подзабытой в последнее время организации — Совета Европы.

Польша совершила дружественный жест, проголосовав (как и большинство стран Западной Европы) за возвращение России членских прав в Совете, что вызвало критическую реакцию. Работающая сейчас в одном из аналитических центров Катажина Пелчинска-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz) выразила опасения, что Польша решила отказаться от поддержки Киева и дипломатической борьбы против агрессии России в Донбассе. Видимо, она забыла о своей поездке в Москву после аннексии Крыма, когда начиналась операция на востоке Украины. В разговоре со мной Пелчинска-Наленч, занимавшая тогда пост заместителя министра иностранных дел, подчеркивала, что ее «визит в Россию не противоречит польскому политическому курсу в отношении Украины, который остается однозначным». Откуда же взялись подозрения, что сейчас, после встречи глав дипломатии двух стран на саммите Совета Европы, наша политика изменится?

Речь идет о том, чтобы наладить хотя бы какое-то дипломатическое сотрудничество с Россией. Польскую правящую команду интересует в первую очередь возвращение обломков «Туполева» и согласие Москвы на организацию мероприятий в 10-ю годовщину катастрофы под Смоленском. Без переговоров с россиянами ничего добиться не удастся. Это не значит, что Варшава собирается закрыть глаза на российские действия в отношении Украины. Мы не сделали ничего, что могло бы свидетельствовать об обратном, наоборот, именно Польша активнее других стран Евросоюза старается помешать реализации губительного для Украины проекта «Северный поток — 2», именно по запросу Польши в ноябре прошлого года министры иностранных дел стран ЕС занялись анализом российских попыток превратить Азовское море в свой внутренний водоем и изолировать часть украинской территории.

Приехав в 2014 году с визитом в Москву, Пелчинска-Наленч объясняла, что ее интересует проведение Года Польши в России, и она не понимает, как этот проект «может навредить Украине». Как в таком случае Украине может навредить возвращение обломков самолета? Пять лет назад заместительница главы МИД уверяла меня, что ей движет забота о простых россиянах. Тот же аргумент можно использовать в контексте российского членства в Совете Европы: благодаря нему россияне могут жаловаться на свои власти в ЕСПЧ.

За последние пять лет ситуация на Украине несколько изменилась: команда новоизбранного президента Владимира Зеленского сама рассматривает возможность переговоров с Россией. Если они закончатся провалом и приведут к эскалации агрессии, от осторожных попыток наладить контакты с Москвой можно будет отказаться. Для этого у нас есть общественность, которая в случае необходимости надавит на наше руководство, как в случае с Годом Польши в России, который, несмотря на возражения Пелчинской-Наленч, в итоге отменили.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.