Интервью с Войчехом Войтасевичем (Wojciech Wojtasiewicz) — журналистом издания «Нова Европа Всходня», который с первого дня освещал беспорядки в Грузии.

Onet.pl: Польские СМИ начали рассказывать о грузинских демонстрациях 20 июня, когда к зданию парламента вышли примерно 20 тысяч человек. Однако напряженность в грузинском обществе появилась раньше.

Войчех Войтасевич: Я прилетел в Грузию 19 июня освещать первую в истории неделю, посвященную защите прав ЛГБТ-сообщества, «Тбилиси Прайд». Вечером в рамках этого мероприятия планировался показ спектакля. Организаторов так запугали, что им пришлось за день три раза менять место показа. Из соображений безопасности они «сотрудничали» с местным министерством внутренних дел, но тот передавал информацию ультраправым силам. Организаторам угрожали, в том числе убийством.

О «Тбилиси Прайд» писали СМИ, говорили политики. Один связанный с Кремлем бизнесмен, Леван Васадзе, заявил, что он создаст отряды военизированного патруля, чтобы проследить за порядком на улицах Тбилиси и не позволить «содомитам» провести марш. Здесь нужно отметить, что грузинское общество очень патриархально, там сильна гомофобия.

Ход событий нарушило выступление представителя российской Думы в грузинском парламенте, который занял место спикера и начал говорить по-русски. Это вызвало сильное недовольство. Сначала небольшие протестные акции начались у гостиницы, в которой жил Сергей Гаврилов и другие члены российской делегации, принимавшей участие в Межпарламентской ассамблее православия. Полиции пришлось взять политиков под охрану, потому что демонстранты начали забрасывать их яйцами. На 20 часов назначили начало демонстрации у парламента. На самом деле выступление Гаврилова стало лишь катализатором, подтолкнувшим часть общества выплеснуть свое недовольство руководством страны.

— Против чего протестуют грузины?

— С 1991 года уровень жизни в Грузии остается довольно низким. Огромное количество людей живет в нищете, высок уровень безработицы. Некоторые положительные изменения начались после 2004 года, когда к власти пришел Михаил Саакашвили, занявшийся реформами. В области экономики он придерживался либеральной политики, но в области управления государства — авторитарной, так что люди быстро от него устали. В итоге в 2012 году победу на парламентских выборах одержала партия «Грузинская мечта». Основал ее самый богатый грузин — Бидзина Иванишвили, имущество которого оценивается в 5-6 миллиардов долларов.

«Грузинская мечта» находится у власти уже семь лет, но экономическая ситуация в стране не нормализовалась. Единственное, что удалось сделать, это внедрить программу всеобщего медицинского страхования. В последние годы экономика развивалась медленно, уровень безработицы оставался высоким, обесценилась грузинская валюта — лари. Это связано с девальвацией рубля, произошедшей в результате введения санкций за аннексию Крыма и войну в Донбассе. Страны постсоветского пространства до сих пор по большей части зависят от российской экономики.

Проблема грузинской политики заключается в том, что оппозиционные силы, связанные с бывшим президентом Саакашвили, столь же непопулярны, как и правящая партия. Это было видно на демонстрациях: ими руководили молодые люди, не имеющие отношения к политике. Любопытно, что когда на сцену перед парламентом вышел один из бывших соратников Саакашвили Георгий Угулава, сразу же поднялся шум, демонстранты начали кидать бутылки. Это показывает, что они выступают против правительства, но отнюдь не поддерживают оппозицию. Ситуация напоминает польскую: в стране существует политическая дуополия.

Молодым людям надоело такое положение дел, они хотят перемен. Надежда на появление альтернативы появится, только если они сами подключатся к политической деятельности. Это видно в опросах: примерно 50% грузин не хотят поддерживать ни одну из существующих сейчас партий. Общество охватил паралич, как в последние годы правления Эдуарда Шеварднадзе.

— Однако 20 июня все переросло в кровавые беспорядки, в ходе которых полиция стреляла по протестующим.

— С 22 часов и до полуночи продолжался бой между демонстрантами и полицией. После полуночи полицейские начали стрелять, а мы стали задыхаться, из глаз потекли слезы. Оказалось, что без предупреждения распылили слезоточивый газ. Позднее в демонстрантов полетели резиновые пули. Я думаю, властям придется заплатить за это политическую цену. Всего пострадали 240 человек, из низ 80 полицейских, три человека частично лишились зрения.

На следующий день к парламенту пришло еще больше людей, но собрание имело мирный характер. Протестующим в итоге удалось добиться от властей удовлетворения нескольких своих требований.

— Что им удалось получить?

— В первую очередь они требовали отставки спикера грузинского парламента, и Ираклий Кобахидзе ушел. Также они требовали отставки главы МВД Георгия Гахарии, поскольку именно он руководил операцией по разгону демонстрации, но в этом вопросе правящая партия остается непреклонной, она считает, что все происходило в рамках законных процедур. Сам министр в интервью заявил, что полиция действовала верно, а подстрекательством возбужденной толпы занималась оппозиция.

Разумеется, появилось требование освободить всех задержанных демонстрантов, часть из них уже вышла на свободу, часть остается в заключении. Также шла речь о проведении досрочных парламентских выборов и изменении избирательной системы. Для грузин это очень важная тема.

— Почему?

— До сих пор 77 депутатов грузинского парламента из 150 выбирались по партийным спискам, а 73 — в одномандатных округах, где было гораздо легче победить правящей партии, которая обладает самыми большими финансовыми и административными ресурсами. В 2016 году «Грузинская мечта» во второй раз одержала победу на выборах и получила конституционное большинство. Такая система фактически искажает картину политических предпочтений избирателей. В ее рамках составить конкуренцию правящей партии может только вторая по величине сила, то есть Единое национальное движение Саакашвили, а у всех остальных практически нет шансов.

Грузины хотят перехода к пропорциональной избирательной системе. В последние годы в конституцию вносились поправки, были приняты изменения, которые планировалось внедрить только в 2024 году. Находясь у власти, партия Саакашвили одобряла действующую избирательную систему, а сейчас она стала ее критиковать. Пару дней назад объявили, что в 2020 году систему изменят, а одновременно отменят избирательный барьер. Это очень хитрый ход: в парламент попадет много политических сил, а «Грузинская мечта», даже если она не повторит своего прежнего успеха, сможет подкупить небольшие партии и вновь получить большинство.

— Один из организаторов протестов в Тбилиси сказал в беседе с нашим порталом: «Движущая сила Грузии — ее граждане. Каждое правительство должно это осознавать. Мы не хотим, чтобы страной продолжал неофициально управлять олигарх».

— В Грузии несколько иная ситуация, чем, например, в России или на Украине, где олигархическая система имеет четкие очертания: за каждой политической силой стоят там олигархи. Иванишвили, конечно, олигарх, но это исключение. Люди, которые приходили во власть, скорее, создавали собственные экономические группы, обретавшие монопольное положение в той или иной отрасли. Так было с командой Саакашвили.

Должна появиться новая сила, которая предложит конкретную программу: критики действующего руководства мало. Молодым людям, выходящим сейчас на улицы, следует также наметить приоритеты. Одного возраста и того, что они раньше не были связаны с политикой, может оказаться недостаточно.

— Вот именно, что будет дальше? Что ждет демонстрантов?

— Начинается период отпусков, так что протесты, если не произойдет ничего неожиданного, продлятся еще несколько дней, может быть, пару недель. Они могут возобновиться осенью, поскольку по указу Путина с 8 июля российским авиакомпаниям будет запрещено совершать рейсы в Грузию. От этого пострадает грузинский туристический сектор, ведь больше всего туристов приезжало как раз из России.

Также начались разговоры о проверках качества грузинских вин, так что, возможно, нас ждет повторение ситуации 2006 года, когда Россия ввела эмбарго на минеральную воду «Боржоми», а также вино, фрукты и овощи из Грузии, что нанесло удар по грузинской экономике. Еще одной мерой может стать депортация грузин, живущих в РФ, это мы тоже уже видели.

— Возникает вопрос, не закончатся ли события в Грузии тем же, что случилось на Украине в 2013 году, то есть майданом.

— Никакой революции не будет. В Грузии бывали демонстрации, собиравшие по 200 тысяч человек. Сейчас речь идет о 20 —30 тысячах, хотя это, конечно, тоже немало. Протестующим не хватает лидера, который будет представлять их интересы и вести от их имени переговоры. Запал рано или поздно закончится.

— Многие грузины приносили с собой не только грузинские, но и европейские флаги. Они ждут от Европы какой-то поддержки?

— Это, скорее, знак того, что выступая против России, они высказываются за Европу. Грузины рассчитывают на то, что их страна сможет стать членом ЕС и НАТО, хотя это, скорее, отдаленная перспектива. В грузинском обществе существует идеализированный образ Запада, как у нас в 1990-е годы. Никто не знает, что такое Евросоюз на самом деле, но идею членства в нем Грузии поддерживают 70-80% населения. Первым осязаемым свидетельством сближения стало введение безвизового режима. Сейчас грузины могут находиться в ЕС без визы 180 дней, многие этим пользуются. Возможно, в будущем это принесет свои плоды.

— Как комментируют последние события сами грузины?

— Они повторяют, что живут в постоянном страхе, поскольку вторжение России может произойти в любой момент. В оккупированных Абхазии и Южной Осетии находятся российские базы, за час российские военные могут добраться до Тбилиси. Люди не думают об этом ежесекундно, но жизнь грузин проходит в тени постоянной угрозы.

Протестующие обвиняли правительство и полицию в том, что произошло, но о новой революции или гражданской войне никто не говорил. Грузины — эмоциональный и вспыльчивый народ, но они помнят, что происходило у них за последние 30 лет. Также они знают, что изменения нужно внедрять демократическим способом, в этой сфере они первопроходцы: именно в Грузии в 2012 году впервые в истории стран Закавказья к власти пришла партия, одержавшая победу в ходе демократических выборов.

— Почему события в Грузии должны интересовать нас, поляков?

— Грузия и другие постсоветские республики — это своего рода буферная зона, отделяющая нас от России. Польское руководство до сих пор руководствовалось довоенной концепцией прометеизма: мы старались укрепить эти страны и их независимость, помогали им развивать демократию, чтобы обезопасить Польшу.

Грузия важна также в контексте процесса диверсификации источников поставки нефти и газа. У нее самой их нет, но она выступает транзитным государством, а сырье идет, в частности, из Азербайджана. Меня огорчает, что польско-грузинские отношения в значительной мере ограничиваются политико-исторической тематикой, нам недостает экономического и торгового сотрудничества. Тем не менее мы должны поддерживать Грузию ради собственной безопасности.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.