Москва — По мнению многочисленных критиков Путина, методы правления российского президента — это просто современная версия концепции «добрый царь, плохие бояре», способ одурачить население, который почти такой же древний, как и сама Россия. Согласно этой концепции, действующий из лучших побуждений руководитель обращается напрямую к народу через головы предположительно коррумпированных и неумелых чиновников.

Этот аргумент подтверждается ежегодной прямой линией Путина, которая в этом году состоялась 20 июня.

Сидя за столом как за центральным пультом управления, он отвечает на самые разные вопросы, выслушивает жалобы и критику, которые закачиваются в этот кремлевский театр цифровыми методами. Он отвечает, демонстрируя великолепное владение информацией и понимание ситуации, сыплет статистикой, объясняет те или иные политические решения, критикует нерадивых руководителей, иногда шутит и довольно часто решает проблемы прямо в эфире.

В словах критиков есть доля правды, однако их характеристики не вполне справедливы. На самом деле, за цифровой дымовой завесой нынешней прямой линии скрывается масштабная стратегия национального возрождения, которую в прошлом году в начале своего четвертого президентского срока запустил в действие Путин. Но больше всего российское экспертное сообщество беспокоит не театральное представление Путина, а сама стратегия.

«Это очень, очень сложная тема для обсуждения. Единого плана на все нет, — говорит эксперт по социальной демографии из МГУ Наталья Зубаревич. — Есть много различных проектов в разных сферах. Некоторые в определенной степени работают, некоторые нет, все по-разному».

Нестыковка между очевидным стремлением Путина решать проблемы по требованию и основополагающими крупномасштабными проектами была очень заметна в одном конкретном случае во время прямой линии 20 июня. В этом году речь шла главным образом о серьезных социально-экономических проблемах, вызвавших резкое снижение путинской популярности и спровоцировавших мощные народные протесты против всего, начиная с мусорных свалок и кончая безудержным строительством церквей.

К Путину обратилась группа возмущенных жителей небольшого поселка Каскара, что в отдаленной Тюменской области. Сибиряки пожаловались, что у них нет питьевой воды, а местные власти обещают решить эту проблему уже 20 лет. Путин выслушал людей, затем вызвал на связь регионального губернатора Александра Моора (ему, как и многим другим руководителям, было приказано находиться на связи во время путинской передачи), и тот объяснил, что инфраструктура готова, и для подключения к системе жителям надо просто обратиться и подать заявку.

«Считайте, что я за них обратился, — сказал Путин. — Сделайте это как можно быстрее».

Но местные чиновники из Тюмени, которых ошарашили президентские выходки, утверждают, что Путин постучался в открытую дверь. Представитель региональной компании «Тюмень Водоканал» Иван Камельских говорит, что они ведут работу в рамках общенациональной программы и обсуждали этот вопрос еще до вмешательства президента.

«Здесь, в Тюмени, у нас есть собственная программа «Чистая вода», и мы по ней работаем, — заявил он. — Но за день по мановению волшебной палочки сделать все невозможно. Есть много технической работы, которую надо выполнить».

Тюменский проект — это лишь один аспект обширной программы, которую в 2018 году запустил Путин. Она включает 12 амбициозных национальных проектов на общую сумму почти 400 миллиардов долларов, которые финансируются из Кремля. Эти проекты должны также дополняться ресурсами региональных властей и частных инвесторов. Они направлены на решение застарелых российских проблем, таких как бедность, несовершенное здравоохранение и образование, убыль населения, дефицит важнейших объектов инфраструктуры, многочисленные препятствия на пути малого бизнеса и цифровизация запутанной российской бюрократии, чтобы власть была ориентирована на пользователя.

Но мало кто из российских экспертов считает, что это приведет к взлету и за пять лет выведет российскую экономику на пятое место в мире, как утверждает Кремль. Эксперты также полагают, что это не остановит долговременный демографический спад, когда российские женщины меньше рожают и не восполняют население страны. Они не верят, что это приведет к ликвидации бедности, которая присутствует в умирающих моногородах советской эпохи и в прозябающей сельской местности.

Свободный рынок или возврат в советские времена?

Ключевое противоречие существует между теми, кто утверждает, что развитие по указаниям вертикали власти является возвратом к провальным методам работы советского времени, и теми, кто говорит, что в недоразвитой рыночной экономике России нужно государственное стимулирование, вызывающее рост экономической активности, и что такие улучшения в любом случае лучше, чем ничего.

«Путин принял эту программу, чтобы создать у россиян иллюзию прогресса», — говорит экономический социолог и член либеральной Комиссии по поддержке гражданских инициатив Евгений Гонтмахер. Комиссию создал протеже Путина Алексей Кудрин, поддерживающий идею меньшинства о том, что России надо развиваться посредством рыночных экономических механизмов, стимулирования предпринимательства и проведения такой внешней политики, в которой главное внимание уделяется партнерству с передовыми западными странами.

«Этот старый советский стиль государственного управления — путь в прошлое. Он несовместим с современными инновациями и с экономическим динамизмом. Многие люди постарше ждут этого, и их успокаивает спектакль с участием президента, решающего их проблемы в прямом эфире. Но молодежь реагирует на это отрицательно. Молодежь говорит о том, что хочет жить как население Европы, ладя со всем миром, без всей этой коррупции и политизации», — говорит Гонтмахер.

Опросы показывают, что ностальгия по бывшему Советскому Союзу сильна как никогда. На прошлой неделе независимый Левада-центр в ходе проведенного исследования выяснил, что по мнению почти 60 процентов россиян, в Советском Союзе «государство заботилось о простых людях». На фоне застоя доходов и медленного расширения экономических возможностей такое представление порождает довольно странные формы протеста. Есть одна группа людей, которая утверждает, что Советский Союз по-прежнему законно существует, и что его законы нужно соблюдать.

Некоторые эксперты утверждают, что пока еще слишком рано судить о результатах многосторонней шестилетней программы. Даже если она работает, это вряд ли повысит популярность Путина и не остановит народные протесты.

«Некоторые из этих проектов вполне могут принести положительные результаты, надо просто подождать. Мы должны оценивать их отдельно, каждый по своим параметрам, — говорит эксперт Михаил Черныш, работающий в московском Институте социологии. — В прошлом такие усилия давали определенные хорошие результаты. Я сомневаюсь, что мы увидим полную перестройку, но реальные улучшения в жизни реальных людей вполне возможны».

«И почему бы нашему правительству не потратить часть накопленных денег на товары и услуги для населения? В этом смысле Кремль правильно реагирует на давление снизу, предоставляя людям то, что они хотят. Это не СССР, где была полностью централизованная плановая экономика, — продолжает Черныш. — Строительство инфраструктуры, совершенствование социального обеспечения, инвестиции в исследования передовых технологий и тому подобное помогут изменить социальный ландшафт, пусть даже незначительно, и обеспечат развитие с опорой на собственные силы. Государству надо просто использовать свою власть, чтобы осуществить некоторые постепенные позитивные изменения. Революции ждать не стоит».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.