В большой геополитической игре нашего времени, идущей между США и Китаем, Россия играет ключевую роль. Не столько из-за экономики, которая у нее не превышает испанскую. И лишь в некоторой степени из-за ныне уже утраченного статуса сверхдержавы, арсенала ядерного оружия и места в Совбезе ООН. Но в первую очередь из-за своего географического положения. Россия — это страна во всех смыслах расположенная между Западом и Китаем. От того, в какую сторону она повернута, во многом зависит, где в мире будет находиться политический центр притяжения. За время правления Владимира Путина Россия геополитически вместо Запада стала ориентироваться на Китай.

Это произошло одновременно и потому, что Путина начали теснить на восток, но также и потому, что он сам предпочел это направление. Это несмотря на то, что отправная точка пути развития страны после падения коммунизма была предельно ясной. В 1992 году первый российский президент Борис Ельцин сказал с кафедры в ООН:

«Наши принципы просты и понятны: главенство демократии, прав и свобод человека, законности и нравственности».

Таким образом он подчеркнул универсальный характер демократии и прав человека, а также выразил готовность связать себя с Западом политически, идеологически и, само собой, финансово. Ельцин продолжил:

«Идеология отличает нас от Китая, но мы соседи и должны сотрудничать».

В июне Путин встретился в Санкт-Петербурге с китайским президентом Си Цзиньпином, и на этот раз картина была совсем другой. С того момента, как Си в 2013 году занял свой пост, они встречались уже в 32-й раз. Китайский президент сказал:

«В России я уже бывал много раз, а президент Путин — мой лучший друг и коллега».

Он мог бы добавить — и идеологически близкий партнер. Российская «контролируемая демократия» все больше похожа на однопартийное государство, которое Си все больше укрепляет в Китае. И в Москве, и в Пекине авторитарное правление оправдывают тем фактом, что Россия и Китай культурно и исторически отличаются от Запада, а такие явления, как права человека, не универсальны. Оба лидера борются с либеральными ценностями. Очевидно, что много воды утекло с тех пор, как Ельцин выступал в ООН. Как же так случилось, что Россия «переметнулась на другую сторону»? И какие последствия это будет иметь? Для России? Для остального мира?

У России всегда была запутанная ситуация с идентичностью. В начале 18 века Петр Великий хотел прорубить окно в Европу и резко насильственно модернизировать Россию. Цари рода Романовых вплоть до революции 1917 года разрывались между желанием ориентироваться на Запад и стремлением оставить в России все как есть. В среде российской интеллигенции с 1850-х годов шла борьба между славянофилами и западниками. А в 1917 году в России произошла революция в западном стиле, которая быстро превратилась в азиатскую деспотию. Россия — Запад или Восток?

Владимир Путин в российской политической среде играет роль славянофила. За те почти 20 лет, что он у власти, Россия все больше изолировала сама себя. Изолировал ее и Запад. Это движение провоцировали три силы: Путин, который по собственной воле частично повернул страну на восток, Запад, отталкивавший его, и китайское руководство, которое заманивало Россию к себе. В то время как у Китая была четкая стратегия, изначальный импульс самой России был вызван скорее стечением случайностей и западной глупостью. Потому что именно Запад — во всяком случае, отчасти — превратил Путина в славянофила. А разве это в интересах Запада?

Очевидный ответ — нет. Так как же это могло произойти? Это началось еще до эпохи Путина, весной 1999 года, когда НАТО стала бомбить Сербию, чтобы прекратить этническую чистку, которую сербы устроили в Косово. Потом США вторглись в Ирак, бывший партнером России на Ближнем Востоке, где они свергли Саддама Хуссейна (Saddam Hussein), обосновав это откровенной ложью, что у того есть оружие массового поражения. Экспансия НАТО, война в Ливии и Сирии, систематическое игнорирование России и пренебрежение ее попытками интегрироваться в Запад.

Путин устал, что на протесты России никто не обращал внимания, и отправился в объятия Китая, который очень хотел заполучить такого друга, как Россия, ведь до этого у него по всему миру были одни враги — от Владивостока до Ванкувера. Именно географическое положение России и сыграло решающую роль. Но Россия в этих отношениях — бедная родственница. Если в 1989 году экономика Советского Союза была в два раза больше, чем у Китая, то сейчас китайская экономика в шесть раз больше российской. Российские синологи считают, что Россия очень и очень рискует пропасть в китайских объятиях. Скоро она может оказаться в пасти дракона.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.