В эти дни отмечается 30-летний юбилей события, о котором многие люди, в особенности в Германии, вспоминают с удовольствием. Это были дни Шопрона, названные так в честь венгерского города возле австрийско-венгерской границы. В этом месте толпы граждан тогдашней ГДР (Германской Демократической Республики, социалистической Восточной Германии), вооруженных кусачками для резки проволоки, бежали сквозь заграждения из колючей проволоки на Запад.
Эта группа вызвала движение беженцев ГДР, которое в конечном итоге привело к падению Берлинской стены. Движение за свободу граждан ГДР было движением за свободу во всем Восточном блоке (так на Западе называли организацию стран Варшавского Договора, восточноевропейских союзников СССР — прим. ред.). Эти люди заявили, что сами хотят определять свою жизнь и что они хотят свободы передвижения.
Изумительно, что спустя 30 лет это движение повторяется. Не в Шопроне, а в Москве или, например, в Гонконге. Везде мы видим много людей, протестующих против руководства стран, ограничивающих их свободу. Людей, заявляющих, что они представляют свою самостоятельную жизнь не так, как это делает за них авторитарное государство.
Демократическое движение в Москве — это на самом деле протестное движение против Владимира Путина, хотя формально оно посвящено цели победы на местных выборах. Более двадцати тысяч человек снова и снова выходят там по выходным на улицу, чтобы заявить, что подбор кандидатов на выборах не соответствует их представлениям.
В Гонконге подобное движение имеет более глубокую направленность. Там мы видим китайцев, которые за многие десятилетия жизни [на положении британской колонии] привыкли к своим правам на свободу. И эти права у них теперь медленно отбирают. Люди чувствуют, что не могут реализовать свои права на участие в принятии решений, которые им когда-то обещали. Они чувствуют, что идут переговоры о законопроекте об экстрадиции [спрятавшихся в Гонконге преступников из материкового Китая обратно в Китай]. Они чувствуют, что этот закон противоречит их воле, идет против их личных чувств. Люди в Гонконге выражают свое несогласие, и потом обнаруживают, что полиция применяет избыточную силу. А теперь им грозят еще и вмешательством армейских подразделений.

Удивительно, что за последние месяцы мы стали свидетелями многих подобных движений, — от Грузии и Словакии до протестов в Турции во время выборов мэра Стамбула, до демонстраций в Польше и все новых и новых митингов в Москве.

То, что все это происходит спустя 30 лет после Шопрона,- это добрый знак. Люди выходят на улицу, требуя своего права на свободу. Это, конечно, не означает, что авторитарные режимы падут только от таких выходов на улицу, что эти режимы обречены. Нет, во всех этих местах предстоит долгая постоянная борьба, ведь демократия нуждается там в том, чтобы ради нее люди боролись на улице. Эти люди нуждаются в нашей поддержке, им нужна информация с Запада, они должны знать, что они не одиноки. Когда-то диссидентское движение в Восточной Европе и в ГДР стало возможно только благодаря тому, что эти люди чувствовали поддержку Запада.
Так и сегодня протестным группам нужна уверенность в том, что они не одиноки в своей активной борьбе за права гражданского общества. Поэтому о них нужно рассказывать, нужно говорить об их правах. А им самим нужно постоянно говорить, что то, что они делают, правильно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.