Избрание президентом Владимира Зеленского подготовило условия для окончательного определения национальной идеи Украины. С момента обретения независимости всему миру — и даже, вероятно, украинцам — не было ясно, что такое Украина, и что является характерным и определяющим для украинцев. Просто сказать «мы не русские» было не то чтобы неверно, но, скорее, слишком расплывчато; это сбивало с толку посторонних, поскольку пятая часть граждан Украины считали себя этническими русскими, а еще большее число граждан часто говорят по-русски наряду с украинским. Три аспекта выборов 2019 года указывают на появление демократического мультикультурализма, то есть, общества, которое уважает разнообразие и принимает его как национальную идею.

Во-первых, Украина выбрала президента из своего небольшого по численности еврейского меньшинства (где-то в пределах между 360 тысячами и 400 тысячами из населения в 40 миллионов), и этот выбор был сделан огромным большинством голосов. Еврейская идентичность Зеленского не была значимым вопросом во время его избирательной кампании. Победа еврейского президента является важным историческим моментом с учетом конфликтных отношений в прошлом между этническими украинцами и еврейским населением. Победа Зеленского, получившего подавляющее большинство голосов, сводит на нет усилия кремлевской пропаганды, пытающейся представить украинцев как неонацистов и антисемитов. Кроме того, это утверждение было опровергнуто ранее, в мае 2014 года, в открытом письме Путину лидера еврейского сообщества страны: «Создается впечатление, что вы перепутали Украину с Россией, где еврейские организации отмечают рост антисемитских тенденций, — подчеркнул в сентябре 2016 года главный раввин Украины Яков Дов Блайх (Yaakov Dov Bleich). — Украина, наконец, стала Украиной. Украинцы как нация теперь гордятся тем, что они здесь живут, и, конечно же, евреи тоже гордятся этим», потому что «благодаря Путину, они теперь стали украинскими евреями». Еще одним свидетельством мультиэтнического общества можно считать крымских татар, которые вынуждены были бежать от российских репрессий и образовали в Киеве Крымский меджлис (парламент) в изгнании. Кроме того, на состоявшихся в июле парламентских выборах его членом впервые был избран афроамериканец — Жан Беленюк. Беленюк представлял Украину на Олимпийских играх и завоевал серебряную медаль в греко-римской борьбе. Его мать — украинка, а отец родом из Руанды.

​Во-вторых, Зеленский одержал убедительную победу на всей Украине от востока до запада, он получил большинство голосов в 26 из 27 областей, и даже в Львовской области, где Порошенко получил большинство голосов, процент проголосовавших за Зеленского оказался значительным — от 25% до 45%, и 35% по области в целом. Таким образом, Зеленский одержал убедительную победу не только на востоке страны, где проживает больше русских, где в основном говорят по-русски, и где исторически люди ориентированы на Россию, но и на западе, где больше украинцев и украиноговорящих, а исторические связи ориентированы в сторону Европы. Широта и глубина победы Зеленского ставит под вопрос часто упоминаемый раздел страны на восток и запад.

Третий показательный аспект состоит в относительной чистоте проведенных выборов. Иностранные наблюдатели подтвердили, что грязные трюки, характерные для постсоветского пространства, не были замечены, попытки должностных лиц или богатых оппонентов повлиять на освещение средств массовой информации или оказать воздействие на само голосование или подсчет голосов были минимальными (единственным гигантским исключением можно считать благоприятное отношение к Зеленскому телеканала 1+1 перед началом избирательной кампании и во время ее проведения). Кроме того, это был третий раунд довольно чистых выборов после подтасовок в 2004 году, ставших причиной Оранжевой революции. Если этой череды хороших выборов и примера двух народных революций недостаточно для того, чтобы организация «Фридом хаус» (Freedom House) повысила оценки Украины и перевела ее в категорию свободных, то серьезные аналитики попросили бы предоставить основательные объяснения.

В общем и целом результаты выборов свидетельствуют о том, что Украина является сильным демократическим обществом, а ее правительство поддерживает разнообразие в этническом, культурном и региональном измерениях. Если это не мультикультуральная демократия, то что тогда? Подобное развитие имеет особое значение на фоне упадка демократии в некоторых частях Европы и наличия выборных диктатур на востоке. Украина, вероятно, входит в состав небольшого количества государств, которые, в основном, смогли избежать подобных недемократических тенденций. Среди них можно назвать также Канаду, Новую Зеландию и Австралию. На самом деле, «приятный парадокс» (sweet irony) состоит в сравнении с Канадой, которая может служить примером страны, сделавшей мультикультурализм частью своей официальной политики. В 1964 году сенатор Павел Юзик (Paul Yuzyk), сын украинских иммигрантов, произнес свою первую речь в Сенате, которая называлась «Канада как мультикультурная нация», и с того момента начался процесс, который закончился принятием мультикультурализма в качестве национальной идеи. Возможно, 24 августа, когда будет отмечаться 28 годовщина независимости Украины, Зеленский мог бы сделать подобное заявление о мультикультурализме на Украине со ссылкой на зарождение этой концепции в Канаде, и добавить тем самым красок и энергии этой идее.

Олег Гаврилишин — адъюнкт-профессор Института европейских, российских и евразийских исследований Карлтонского университета (Carleton University) в Канаде.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.