Без малого 80 лет назад, 23 августа 1939 года, нацистская Германия и Советский Союз подписали пакт Молотова-Риббентропа, формально известный как «Договор о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик».

Это соглашение шокировало — и напугало — весь мир. Западные демократии 1930-х годов рассчитывали на огромные ресурсы коммунистической России и ее враждебность по отношению к нацистам как на факторы, которые могли послужить тормозом для западных амбиций Адольфа Гитлера. Великобритания и другие западноевропейские демократии полагали, что нацисты не нападут на них до тех пор, пока тылу Германии угрожает враждебно настроенный Советский Союз.

Несовместимость между коммунизмом и нацизмом рассматривалась всеми как экзистенциальная и — неизменная. Этой взаимной ненавистью объяснялось то, почему диктаторы Адольф Гитлер и Иосиф Сталин презирали и боялись друг друга.

Но с подписанием пакта подобные иллюзии исчезли в мгновение ока. Всего семь дней спустя, 1 сентября 1939 года, Германия вторглась в Польшу. Началась Вторая мировая война.

Стремительно поглотив большую часть Восточной Европы либо силой, либо посредством заключения союзов, Гитлер был убежден, что теперь у него есть безопасный тыл. Так что весной 1940 года он повернул на запад, чтобы захватить Данию, Норвегию, Бельгию, Люксембург, Францию и Нидерланды.

Гитлер осуществил этот план без особых затруднений, не сумев путем изматывающих бомбардировок завоевать лишь Великобританию.

Во время всех этих нацистских завоеваний исполнительный Сталин направлял в Германию огромные запасы продовольствия и топлива для ее военной кампании против Запада. Сталин цинично надеялся, что Германия и западные демократии истощат свои силы в изнурительной войне, — как это произошло за четыре ужасных года в окопах Западного фронта во время Первой мировой войны.

Тогда, гордо шагая по руинам европейского капитализма, коммунизм легко бы достиг Атлантики. Но на этот раз Советы не хотели следовать примеру царской России в 1914 году и предпочитали оставаться в стороне от германской войны. Вместо этого Сталин воспользовался пактом о ненападении, чтобы провести перевооружение.

Разумеется, Сталин даже не подозревал, что он создал нацистского монстра, который быстро поглотит всю континентальную Европу — и превратит ее в собственный тыл с тем, чтобы обратить свой хищный взгляд на оказавшийся в изоляции Советский Союз. Еще меньше Сталин сознавал то, что закаленная в боях немецкая военная машина вскоре ворвется на территорию его страны, — и что это внезапное вторжение начнется менее чем через два года после подписания пакта Молотова-Риббентропа, 22 июня 1941 года.

В некотором смысле договор о ненападении сделался гарантией того, что в скором времени европейская война превратилась в мировую бойню, в результате которой погибло около 65 миллионов человек. В период заключения сделки имперская Япония воевала с Советским Союзом на маньчжурско-монгольской границе. Де-факто японцы были союзниками нацистской Германии. Они предполагали, что страх Сталина перед немецкой агрессией означал, что Советский Союз опасался войны на двух фронтах против Германии и Японии.

Однако этот неожиданный договор ошеломил японцев, которые расценили его как предательство Германии. Он оставлял их на произвол судьбы перед лицом превосходящих сил восточных армий России.

Япония быстро вышла из не сулившей ничего хорошего войны с русскими. Со временем она подписала собственный пакт о ненападении с Советским Союзом, в апреле 1941 года — по иронии судьбы, всего за несколько месяцев до запланированной Гитлером операции «Барбаросса», массивного вторжения в Россию.

Пережив предательство, Япония пришла к справедливому выводу о том, что гитлеровской Германии доверять нельзя и платить ей следует той же монетой. В итоге Япония так и не присоединилась к внезапному вторжению Гитлера в Россию. Вместо этого японцы обратили свое внимание на Тихий океан и особенно на уязвимые британские и американские базы в Сингапуре, Бирме, Филиппинах — и Перл-Харборе.

Одним словом, германо-советский пакт августа 1939 года стал своеобразным залогом нападения Германии на Великобританию и Западную Европу. Он также убедил Гитлера в том, что Россия уязвима, легковерна и недостаточно бдительна, и что ее можно покорить в течение нескольких недель.

Наконец, соглашение положило конец каким бы то ни было намерениям японцев вести военные действия против Советского Союза на востоке совместно с нацистской Германией, атакующей с запада. Вместо этого Япония сосредоточила внимание на уязвимых с востока британцах и американцах.

В трудные времена мы иногда забываем, что такие проверенные понятия, как баланс сил и военное сдерживание, — а отнюдь не благие намерения и международные организации по поддержанию мира, — в одиночку способны удерживать мир в равновесии. Когда договор привел к разрушению хрупких союзов и побудил Германию пуститься в новую авантюру, война оказалась неизбежной.

И что в итоге? Двойная игра, которую Советский Союз вел с западными демократиями, едва не уничтожила Россию, на которую пришелся основной удар мощной Германии.

Переориентация японской военной стратегии на Америку в конечном счете вовлекла во Вторую мировую войну Соединенные Штаты, а это в свою очередь способствовало уничтожению Японии и Германии.

Если собрать все эти факты воедино, можно сказать, что в некотором смысле Вторая мировая война началась именно 23 августа 1939 года, то есть 80 лет назад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.