Последние 11 лет тема российско-грузинской войны 2008 года является мишенью агрессивной российской информационной войны. Помимо военного нападения и кибератак, Москва также нанесла удар по Грузии с помощью дипломатического и пропагандистского оружия. Целью этого было перенести вину за войну от агрессора — России — на жертву агрессии — Грузию.

Российская дезинформационная кампания против Грузии проводилась в том же стиле, что и в 2014 году против Украины и во время других кризисов, в которых Россия активно участвовала. Цель, с точки зрения России, состоит в том, чтобы деформировать нарратив о данном событии таким образом, чтобы уменьшить негативную реакцию Запада на действия Москвы. Российская кампания дезинформации и пропаганды в связи с войной 2008 года преуспела лишь частично, но все же в какой-то степени смогла навести туман на историю начала войны.

Хорошей иллюстрацией такого «тумана» является статья Майкла Кофмана. Попытки проанализировать и понять события войны 2008 года можно приветствовать, но они должны основываться на исторических фактах. К сожалению, в этом смысле статья Кофмана крайне несовершенна. Ряд ключевых положений автора совершенно противоположен тому, что произошло в действительности в 2008 году.

Обзор различных статей, содержащих искаженные факты о российско-грузинской войне 2008 года занял бы слишком много времени и пространства. Вместо этого я использую статью Кофмана в качестве наглядного примера этой проблемы. Ниже с помощью российских источников я продемонстрирую, почему заявления Кофмана о войне 2008 года не соответствуют действительности. Эти источники переведены на грузинский и английский языки в моем исследовании о начале войны 2008 года. А приведенные ниже ссылки опираются непосредственно на русскоязычный материал.

Проблема

Кофман пишет, что до начала грузинской операции в Цхинвальском регионе «основная часть 58-й российской армии находилась с российской стороны Рокского тоннеля и ждала приказов». Информацию о присутствии российских войск в Грузии до начала грузинской операции Кофман называет «неподтвержденной» и отмечает, что «сплетни не представляют собой установленного факта». Далее он пишет: «Около 11 часов той ночи (имеется в виду 7 августа 2008 года, в действительности правильным временем было 23:35) грузинская артиллерия и ракетные системы открыли огонь, а грузинские войска начали наступление на столицу Южной Осетии. Спустя несколько часов два российских батальона, ожидающих сигнала для вторжения, вышли из Рокского туннеля для укрепления миротворческих подразделений в Цхинвале». Кофман также считает, что Москва «была удивлена временем грузинского наступления, которое несколько опережало российские планы», и что российские военные подразделения «не ожидали, что грузинское наступление начнется так скоро», после завершившихся 2 августа российских военных учений «Кавказ-2008».

Вопреки всем этим положениям, в действительности, российские воинские части вторглись в Грузию 7 августа 2008 года, до начала грузинской операции. Это вторжение российской армии стало ключевой причиной того, что грузинское руководство, которое 7 августа получило разведданные о проникновении российских войск и военной техники в Грузию, решило начать военную операцию около 23:35.

Это является обстоятельством решающего значения, поскольку в ту минуту, когда российские солдаты вторглись на территорию Грузии, они совершили агрессию, предоставив Грузии законное право на самооборону.

Если избавимся от всей пропаганды и элементов гибридной войны, и посмотрим только на факты, увидим простую реальность. Вооруженные силы одного государства вторглись в другое государство. Это второе государство оказало сопротивление, но потерпело поражение в короткой войне, в результате которой его территории оказались оккупированы, и население стало жертвой этнической чистки.

Вторжение

12 марта 2014 года фонд «Право матери» — российская неправительственная организация, занимающаяся защитой прав членов семей военнослужащих — опубликовал пресс-релиз по делу российского солдата Владимира Селипетова. Этот солдат 693-го мотострелкового полка 58-й армии погиб утром 7 августа 2008 года, за много часов до военной операции Грузии в Цхинвальском регионе, на территории Грузии, недалеко от российской границы. По официальной российской версии, он покончил жизнь самоубийством. Родители Селипетова не поверили этой версии и вели длительную судебную тяжбу, чтобы выяснить правду о судьбе сына. В ходе этого процесса в 2009 году они обратились за помощью в фонд «Право матери», а в итоге 12 марта 2014 года был опубликован пресс-релиз.

В этом документе фонд «Право матери» ссылается на официальное российское уголовное расследование смерти Селипетова. Военно-следственное подразделение Владикавказского гарнизона при Прокуратуре России начало расследование 7 августа 2008 года, в день смерти Селипетова. В пресс-релизе говорится: «Согласно материалам уголовного дела, гибель Владимира Селипетова произошла около 4 часов утра 7 августа 2008 года на территории Джавского района Республики Южная Осетия, «в 155 метрах к юго-востоку от входа в тоннель южного портала Рокского тоннеля».

Фонд «Право матери» на основании материалов дела заключает, что «Селипетов и военнослужащие его взвода оказались на территории другого государства с боевым оружием и в бронежилетах, и начали копать там окопы чуть ли не «случайно», и что «история гибели Владимира Селипетова наглядно иллюстрирует ситуацию гибели призывника на территории другого государства за сутки до официального начала там военной операции».

7 августа 2008 года лидер сухумского режима Сергей Багапш перед камерами российских телекомпаний рассказал об эскалации ситуации в Цхинвальском регионе. Он заявил, что российские войска уже прибыли в Грузию. «Я говорил с президентом Южной Осетии. Сейчас (ситуация) более или менее стабилизирована. Туда вошел батальон Северо-Кавказского округа», — сказал Багапш. В 2008 году в состав Северо-Кавказского военного округа, который сегодня входит в состав Южного военного округа, также входила 58-я армия. Подразделения именно этой армии первыми вторглись в Грузию 7 августа 2008 года.

10 августа 2009 года российский солдат из Пермского края, служивший в 19-й дивизии 58-й армии, позвонил своей матери и сказал: «Мама, я только что из Цхинвала… У меня очень мало времени, слушай: мы там с 7 августа. Ну, вся наша 58-я армия. Ты же, наверное, смотришь по телеку, что там происходит? Сегодня мы пробились из Цхинвала во Владикавказ за вооружением. Сейчас будем обратно пробиваться». Солдат был призван в армию недавно. Его родители сообщили полученную от него информацию родителям других новобранцев из Пермского края, которые сказали, что мобильные телефоны их детей были отключены с 7 августа.

Вскоре после этого матери трех новобранцев, которые были обеспокоены отправкой своих сыновей в зону боевых действий в Цхинвальском регионе, написали письма Татьяне Марголиной, пермскому уполномоченному по правам человека. В одном из писем говорится: ««В мае мой сын был со сборного пункта направлен для прохождения службы в г. Владикавказ. В июне принимал присягу, курс „молодого бойца" составил по продолжительности 1 месяц. 9 августа он по телефону сообщил, что они в составе колонны были направлены в Южную Осетию еще вечером 7 августа».

Лейтенант Александр Попов окончил танковую академию в 2007 году и служил во Владикавказе. Он участвовал и был ранен в ходе русско-грузинской войны. 12 августа 2008 г. его мать сказала журналистам, что ее сын все находился в Цхинвальском регионе еще до 7 августа: «Я с ним созванивалась буквально в понедельник днем (11 августа). Его уже прооперировали и переводят в Буденновск. Еще во вторник-среду (5-6 августа) они должны были уехать из Южной Осетии: у них были там плановые учения. Но, видимо, задержались. Он же мне еще примерно за неделю до начала военных действий говорил: „Я вижу, как они стреляют по Цхинвалу". Они где-то в горах на учениях были, и Цхинвал, по словам сына, оттуда видно прекрасно». По словам лейтенанта Попова, его подразделение во время войны было первым, кто вошел в Цхинвал.

В конце августа 2008 года газета «Вечерний Саранск», которая издается в столице Мордовии, опубликовала статью об уроженце Саранска Юнире Биккиняеве. Биккиняев был рядовым солдатом 58-й армии. После записи интервью с членами семьи Биккиняевых, газета написала: «7 августа родители забеспокоились — Юнир перестал отвечать на звонки. Как признался впоследствии он сам — просто не хотел пугать родных. Но худшие предположения родителей подтвердились — 135-й полк, в котором служил наш земляк, был срочно переброшен в Южную Осетию».

Согласно статье в The New York Times, 3 сентября 2008 года, «официальная газета Министерства обороны России «Красная Звезда» опубликовала статью, в которой капитан 135-го полка Денис Сидристый заявил, что 7 августа его подразделению было приказано прекратить учения и отправиться в Цхинвал. «Позднее „Красная звезда" заменила текст опубликованной статьи, а позже вообще удалила ее с веб-страницы, но цитата капитана Сидристого в ее русском оригинале все равно доступна в Интернете. Сидристый также сообщил, что во время получения приказа об отправке в Цхинвал это подразделение находилось в лагере, расположенном в Нижнем Зарамаге — в непосредственной близости от государственной границы Грузии и Рокского тоннеля.

21 мая 2009 года официальная газета российского правительства «Российская газета» освещала церемонию открытия бронзового бюста майору Денису Ветчинову, погибшему в августе 2008 года в столкновении с грузинами. В опубликованном сообщении говорится: «Памятник Герою России майору Денису Ветчинову открыт на территории дислокации 19-й мотострелковой дивизии. Отсюда ранним утром седьмого августа прошлого года 32-летний майор отправился в боевую командировку — в Цхинвал».

Здесь я намеренно использую только российские источники, которые подтверждают вторжение российских войск в Грузию к 7 августа 2008 года. Есть, конечно, и другие источники, как, например, показания грузинских должностных лиц во время работы следственной комиссии парламента осенью 2008 года или записанные грузинской стороны беседы между «пограничниками» Цхинвальского режима 7 августа в 03:41 и 03:52, которые подтверждают, что в то время происходило вторжение российских войск в Грузию. Однако в этом случае я предпочитаю полагаться на российские источники во время демонстрации событий, произошедших 7 августа 2008 года.

Обращение с историей

Абсолютно немыслимо называть «сплетнями» все эти факты, доказывающие российское вооруженное вторжение в Грузию 7 августа 2008 года, как это делает Майкл Кофман. Когда мы имеем дело с историей, особенно с темой, которая находится под тяжелым прессом российской дезинформации, необходимо более тщательно изучать источники, чем это можно увидеть у Кофмана, который написал: «Я слышал неподтвержденные сообщения о том, что российский батальон заранее прошел через тоннель для установления контроля над южным входом, но сплетни не являются подтвержденным фактом».

В статье Кофмана есть много и других ошибочных положений. В этой статье я акцентирую внимание на факте российского вооруженного нападения на Грузию 7 августа, до начала грузинской операции. Однако все же обращу внимание на суждение Кофмана о военном бюджете Грузии на 2004 — 2008 годы. Грузинскую армию того времени он называет «самыми быстрорастущими военными силами на постсоветском пространстве». Кофман почему-то не уточняет, что в 2008 году в Грузии были (и все еще есть) самые малочисленные вооруженные силы, в том числе, и по сравнению с Арменией, имеющей меньшую численность населения и меньшую экономику. Стремительный рост расходов Грузии на оборону в 2004-2008 годах был вызван крайне тяжелым положением грузинских вооруженных сил до 2004 года, во время правления президента Шеварднадзе. Кофман сам приводит данные о том, что военный бюджет Грузии в 2003 году составлял 74 миллиона долларов. Любой, кто немного разбирается в военных вопросах, поймет, что означали эти цифры для грузинского военного потенциала в то время.

Кофман пишет, что обсуждение прошлого не должно быть «идеологическим и антиисторическим». Он также говорит, что «важно вывести… историю из окопов современных политических дебатов». Это очень правильный принцип. История заслуживает такого честного обращения, когда каждый анализ и логический вывод основаны на всех доступных фактах. Для того, чтобы это произошло, необходимо учитывать эти факты. К сожалению, Майкл Кофман не сделал именно этого в своей статье.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.