«Думаю, мы сможем найти общий язык», — сказал в четверг в Минске Александру Лукашенко Джон Болтон, советник президента США по национальной безопасности. Это самый важный американский чиновник из посетивших Белоруссию в нынешнем тысячелетии.

Когда-то именно высокопоставленная американка — госсекретарь США Кондолиза Райс назвала Белоруссию «последней диктатурой Европы». Теперь, как видим, Америка протягивает руку тому же правителю, которого прежде клеймила.

При этом Лукашенко отнюдь не перекрасился в поборника демократии и прав человека в западном понимании. Что же изменилось? Изменились внешние обстоятельства. Моментом истины стали Крым и Донбасс.

И Вашингтон, и Минск кое-что переосмыслили

В прошлом десятилетии стороны пробовали выяснять отношения по-ковбойски. Вашингтон решил прижать Минск за удушение демократии, принял в 2004-м «Акт о демократии в Белоруссии», ввел санкции. Когда они коснулись Белнефтехима, белорусское руководство село на коня. Штат американского посольства в Минске предписали сократить с 35 до пяти дипломатов, посла фактически выдворили. Обе миссии (белорусская в Вашингтоне тоже) до сих пор работают без послов.

Однако в последние годы стороны стали действовать по принципу «время собирать камни». Не то чтобы белорусский авторитаризм сильно смягчился. Но Минск занял особую позицию по Украине, и это зачлось.

В принципе же США озаботились сдерживанием Кремля, на этом фоне стали меньше придираться к специфике белорусской политической системы (впрочем, Болтон сегодня не забыл упомянуть о правах человека).

При этом в сознании белорусского руководства тоже произошла эволюция. Некогда Лукашенко по части антизападной риторики затыкал за пояс российских ястребов. Но времена безоблачного существования под патронажем Кремля, кайфа в нефтяном офшоре канули в Лету.

Проанализировав украинские уроки, ощутив на горле хватку «углубленной интеграции», Минск особенно озаботился развитием западного вектора внешней политики, усилил геополитическое маневрирование.

Для Москвы это вызов

Хотя Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, и заявил, что визит Болтона — «это внутреннее дело Беларуси», ежу понятно, что для Кремля это красная тряпка.

На самом деле Москва считает Белоруссию своим стратегическим плацдармом, а тут вдруг янки, с которыми Кремль на ножах, начинают похлопывать союзника по плечу и де-факто поощрять к сопротивлению «углубленной интеграции». Разве не нахальство? А союзник-то перед дядей Сэмом так и расстилается, даже подарок Дональду Трампу — кортик — с оказией послал. И тут возникает провокационный вопрос: а не станет ли Минску только хуже? Болтон прилетел и улетел, а Москва — вот она, рядом, и ее имперские замашки никуда не денутся. Вон даже за Украину Запад не ахти как вписался, тем более не станет драться за Белоруссию.

«В Москве нормализацию отношений между Беларусью и США рассматривают как среднесрочный вызов для своих стратегических интересов», — заявил в директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий.

По его словам, в России «этот визит дает дополнительные аргументы сторонникам жесткой линии и силовых решений в отношении Беларуси». Эксперт допускает, что реакция Москвы на визит Болтона «не ограничится эмоциональными оценками» и что «давление на Беларусь будет постепенно усиливаться».

А что выигрывает белорусский руководитель?

В то же время Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск), полагает, что визит Болтона вряд ли серьезно повлияет на белорусско-российские отношения. Формально Минску трудно предъявить претензии, ведь «российские чиновники, президент регулярно встречаются с западными политиками, в том числе американскими, причем Лукашенко такой уровень контактов и не снился», отметил аналитик.

Ну, а что выигрывает от встречи с эмиссаром Трампа белорусский лидер? Ведь по-настоящему сблизиться с Западом, США он не может уже в силу специфики своего режима. Тем не менее, дивиденды просматриваются.

Во-первых, дело выглядит так, что не белорусский президент кланяется Западу, а напротив, как бы «Болтон напросился» на разговор, отмечает Карбалевич, и это для Лукашенко «выглядит выигрышно в плане имиджа, пиара».

Во-вторых, полагает собеседник «Белорусских новостей», Лукашенко на переговорах с Путиным может подавать этот визит как признак того, что Запад даже без апелляции Минска обеспокоен российским давлением на Белоруссию, «видит в этом «принуждении к интеграции» продолжение политики Москвы в регионе после Крыма». Аргумент Лукашенко может быть таким: «поскольку Запад обеспокоен, то Москве стоит умерить свои амбиции», считает Карбалевич.

Кремль же в последнее время очевидно нащупывает пути замирения с Западом, США. Так что аргумент может иметь вес.

Чудес не будет

При этом никаких чудес, никаких прорывов в двусторонних отношениях после визита Болтона аналитики не ожидают. «Разведкой на местности» назвал этот визит Сивицкий. По его прогнозу, «ближайшим шагом станет постепенное восстановление полноценной работы посольств».

Далее, визит Болтона может означать начало работы администрации Трампа над снятием санкций с Белоруссии. Это тягомотное дело. К тому же толчком к санкциям стали несправедливые выборы, репрессии против оппозиции. Так что при всем геополитическом прагматизме Штаты, прогнозирует Сивицкий, отследят, будет ли прогресс в плане соблюдения стандартов ОБСЕ на грядущих парламентских и президентских выборах в Белоруссии, будут настаивать на прекращении преследования оппозиции, гражданского общества, СМИ. Если санкции против предприятий в итоге снимут (сейчас они заморожены), ясное дело, станет легче взаимодействовать в экономике. Правда, вопрос в том, что интересного кроме ИТ-услуг может предложить Белоруссия избалованной Америке.

Покупать же американскую нефть, о чем пошли разговоры, пока не имеет коммерческого смысла. Хотя если Россия будет и дальше прижимать с энергоносителями, смысл может появиться. А пока этим можно слегка потроллить ставшего скаредным восточного союзника.

Никакой дядя Сэм за Белоруссию не впишется

Короче, в сухом остатке то, что никакой дядя Сэм не гарантирует белорусам суверенитет. Надежные гарантии должны быть созданы внутри страны. Пока с ними, положа руку на сердце, неважно.

Да, Лукашенко не хочет уступать Кремлю ни грана власти над Белоруссией. Но экономика страшно зависит от России, ее диверсификация идет плохо. А специфика политического режима резко сужает возможности многовекторной политики, сближения с демократическими странами.

Сегодня Болтон подчеркнул, что вопрос суверенитета должен решать народ Белоруссии. Но это в Америке народ что-то решает, у нас он отсечен от политики, лишен возможности определять курс и в конечном итоге судьбу страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.