24 августа в городе Биарриц на юге Франции открылся саммит «Большой семерки», во время которого президент США Дональд Трамп вновь выразил надежду, что Россия вернется в состав G8. Россия ответила, что ждет конкретных предложений по данному вопросу.

Из каких стратегических соображений Трамп так «настойчиво выступил в поддержку» России? Верно ли говорят за рубежом, что это часть политики «кнута и пряника» по отношению к России? Есть ли вероятность того, что Россия вернется и примет участие в следующем саммите «Большой восьмерки»? В чем причина скрытности России? Корреспондент сайта «Гуаньча» задал эти и другие вопросы заместителю директора Института международных исследований Фуданьского университета, профессору Фэн Юйцзюню, который занимается вопросами, связанными с Россией.

Гуаньча: Как Вы думаете, высказал ли Трамп надежду на возвращение России в «Большую восьмерку» из сугубо стратегических соображений? И какие действия будут приняты, чтобы ускорить процесс?

Фэн Юйцзюнь: Прежде всего, никто не знает, как видит данную ситуацию сам Дональд Трамп. Нам сложно понять, сказал ли он это просто так, или вложил какой-то серьезный смысл. Однако исходя из последовательной политики, которую он осуществляет в отношении России, можно сделать вывод, что это была обычная для него идея. Тем более, что после выхода доклада по делу «Рашагейт», с американского президента были сняты все подозрения в связях с Россией, и теперь он сможет предпринимать более серьезные политические шаги в отношении этой страны. Учитывая, что США считают Китай своим стратегическим противником номер один, улучшив напряженные отношения с Россией, они смогут направить еще больше ресурсов на борьбу с КНР. Думаю, это станет стратегическим решением для США.

Тем не менее осуществление этой идеи зависит не только от Трампа, на нее может повлиять целый ряд факторов.

Во-первых, несмотря на появление нового обстоятельства в виде Китая, в США сильны опасения, которые питает истеблишментный лагерь по отношению к России. Поэтому сложно сказать, какой именно шаг предпримет Трамп.

Во-вторых, остальные страны «Большой семерки», в особенности Великобритания, высказываются резко против России. Великобритания, Канада и Япония не хотят, чтобы Россия возвращалась в «группу восьми».

В-третьих, это зависит от того, изменит ли Россия свое поведение, спадет ли градус конфликта на востоке Украины, станет ли безопаснее в Сирии и Европе, а также то, что больше всего беспокоит Великобританию: сможет ли Россия успокоиться в отношении вероятного «отравления» спецагента.

Так или иначе, в одном Россия точно останется неизменной: она не вернет Крым Украине. В данном случае именно это представляется мертвым узлом. Даже если Трамп воспользуется тем фактом, что в следующем году саммит «Большой восьмерки» будет проходить в США, и пригласит на него Путина, в ближайшей перспективе Россия не сможет снова стать полноправным членом G8.

—  Предложение Трампа не говорит о том, что у «Большой семерки» возникли проблемы организационного характера?

— С самого своего создания во времена холодной войны «Большая семерка» главным образом была платформой, представляющей собой весьма живой клуб для координации политических позиций семи развитых индустриальных стран. Она никогда не была строгой международной организацией, где на каждом заседании обязательно должны быть сделаны совместные заявления, достигнуты и задокументированы договоренности. Все это неважно для G7, ее цель — добиться в результате заседания понимания планов «классических» развитых стран и пообщаться на политические темы. 

Несмотря на то, что по таким вопросам, как торговля, Иранское ядерное соглашение, отношение к России и Китаю, все еще существуют незначительные расхождения во мнениях, нельзя отрицать, что «Большая семерка» остается местом тесной координации позиций индустриальных держав Запада. Взаимопонимание достигается благодаря двустороннему сотрудничеству между этими странами и другими многосторонними механизмами, а сама G7 остается важнейшей платформой для совместного продвижения политических решений. Поэтому, я считаю, что суждения, преуменьшающие роль «Большой семерки», безосновательны.

—  Приглашая Россию вернуться в «Большую восьмерку», Трамп надеялся, что она сможет сыграть какую-то определенную роль? Какая польза от этого была бы у США?

— Трамп очень хорошо это объяснил. Дело в том, что Россия играет важную роль в очень многих крупных международных событиях, включая сирийский, украинский, иранский ядерный вопрос и даже происходившее в Венесуэле. Не будем сейчас обсуждать, играет ли Россия в этих событиях положительную или отрицательную роль, однако она всегда выступает как заинтересованная сторона, поэтому Трамп и не хочет ее окончательного исключения и отказа в ведении диалога. Судя по его поведению, он хочет вернуть Путина именно по этой причине. Однако это вовсе не значит, что США хотят сделать из России своего спутника или смотрят на эту страну как на равную себе сверхдержаву.

 — Многие считают, что США делают это, чтобы «объединиться с Россией против Европы» или «против Китая». Как Вам кажется, было ли приглашение России вернуться в «Большую восьмерку» частью политики «кнута и пряника»? Осуществима ли на Ваш взгляд подобная стратегия в настоящее время?

— Мне кажется, что идея «кнута и пряника» больше похожа на китайскую политику «господства над варварами, используя их самих» (традиционная политика феодального Китая — прим. пер.). Многие международные проблемы стали сейчас невероятно сложными, и привлечением третьей стороны их не получится сделать проще.

На мой взгляд, нет никакой необходимости использовать Россию для противостояния с Европой, так как остальные страны «Большой семерки» поддерживают США в стратегических вопросах, несмотря на имеющееся недовольство, так как в противном случае они окажутся подвергнуты принуждению со стороны Соединенных Штатов и будут вынуждены пойти на компромисс. Изначально Германия не была согласна с планом по увеличению военных расходов, но в итоге ей пришлось изменить свою позицию. В сентябре США и Япония заключат соглашение о свободной торговле, поэтому, на мой взгляд, идея о том, что Америка хочет использовать Россию для противостояния с Европой, не заслуживает большого доверия. 

К тому же Россия нуждается в Европе, в ее интересы не входит сотрудничество с США против Европы в рамках G7. Однако из-за появления китайского фактора, возвращение России и установление с ней какого-либо сотрудничества в некотором смысле на руку США, потому что в таком случае Соединенные Штаты смогут задействовать против КНР еще больше ресурсов.

В последнее время подобные надежды выражали во время своих визитов в Россию советник президента по вопросам безопасности Джон Болтон и Госсекретарь США Майк Помпео. Несмотря на то, что Россия категорически это отрицает, по мнению США, объективная потребность в этом есть.

Я считаю, что несмотря на воодушевление, которое испытывают некоторые в отношении традиционного треугольника Китай-США-Россия, считая все происходящее в рамках него ловкими стратегическими ходами, с точки зрения государственных интересов КНР, это нельзя считать удачным ходом. Сейчас на международной повестке дня не простая геополитика или деление на лагери — все намного запутаннее. Если в и без того осложненные китайско-американские отношения вмешается третья сторона, да еще и такая непростая, результат окажется весьма спорным.

Оставим геополитическую сторону вопроса. Насколько эффективно Россия сможет заменить для Китая Соединенные Штаты в торговой сфере? Неважно, имеем ли мы в виду инвестиции, рынок или науку и технику. Люди говорят о торговой войне между Китаем и США, из-за которой Китай может отказаться от импорта американской сои, отдав предпочтение российской. Но давайте посмотрим на цифры. В 2017 году мы завезли из США 37 миллионов тонн сои, а из России в том же году всего 6 миллионов тонн. Этого недостаточно, чтобы удовлетворить китайский спрос. Наша страна ежегодно импортирует из США микросхемы общей стоимостью 300 с лишним миллиардов долларов. Откуда у России возьмутся такие производственные мощности и технологии, чтобы экспортировать этот товар в Китай?

Экономические связи и комплексная цепочка ценностей очень слабо объединяют Китай, США и Россию. Сочетание интеграции и зависимости, существующее между Америкой и Китаем, отличают происходящее от холодной войны.

—  Как к этому относится Россия? Сейчас она ведет себя очень непонятно. С одной стороны, Путин сказал, что «Большой восьмерки» больше нет, но с другой стороны, он активно проводит двусторонние встречи со странами-участницами G7. О чем это может говорить?

— Конечно, Путин хочет как можно скорее вернуться в этот «клуб», так как это благотворно скажется на отношениях с Западом, восстановит позиции России на международной арене и улучшит международную обстановку. В то же время он прекрасно понимает, что перед Россией стоят серьезные препятствия. Во-первых, Трамп не может решать за всех. Во-вторых, у других стран есть к нему большие претензии. В-третьих, Россия не сможет вернуть Украине Крым. Путин понимает, что пока все эти препятствия не будут устранены, он не сможет вернуться в «Большую восьмерку». Поэтому даже если Россия и хочет вновь стать участником G8, она не сможет пожертвовать ради этого своей репутацией.

Комментарии читателей:

guan_15653558512209: В этом вся суть Трампа, он мастер показухи, к тому же это дешево ему обходится. Он относится к настоящим вещам с надменностью. Он старший, и ты должен быть доволен, если он с тобой поздоровается. Даже если он рассердится, ты должен продолжать улыбаться и послушно преподносить ему что-нибудь в знак уважения старшему! Он привык получать большую выгоду без особых затрат. 

Сын волн 2017: Главное правило Трампа заключается в отсутствии правил.

ytgw: Потребление Китаем нефти дошло до своего предела! Оно снизится благодаря распространению электромобилей. Если России не будет, китайцы опустят руки.

Деревенский паренек: Путин все-таки молодец! Правильно, что он не вернулся, лучше пусть по нему скучают на расстоянии, ведь если он вернется, начнется драка.

JHU233: Если Путин поверит американскому вранью, значит у него что-то не так с головой, нельзя, чтобы его перетянули на свою сторону. Трамп говорит одно, а делает совершенно другое, кто вообще будет ему верить.

Между горой и водой: Недооценивать важность российско-китайской дружбы — это ошибка и проявление невежественности.

Нет талантливых людей, остающихся без должности: Спокойно, Путин планирует восстановить СССР, Трамп ему в этом не поможет.

Возрождение Китая: В Китае многие эксперты и ведущие СМИ привыкли говорить о Трампе как о бизнесмене и новичке в политике! А мы, простые китайцы, считаем, что он — дальновидный политик и стратег. Он всеми силами хочет переманить Россию на свою сторону и снискать расположение Путина. Он взял в кабинет министров Болтона и других ярых противников Китая, чтобы осуществлять давление на нашу страну в военной, экономической, научно-технической и образовательной сфере. Он всячески поддерживает Брексит и раскол Евросоюза. По отношению к Индии и другим странам за исключением Китая он идет на уступки. Он делает все, чтобы уничтожить Китай. Чем же он похож на бизнесмена? 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.