Наконец-то! Вот первое слово, которое приходит нам на ум.

Потребовалось больше пяти долгих лет, чтобы Владимир Путин, наконец, освободил нашего коллегу и друга, украинского режиссера Олега Сенцова в ходе обмена заключенными с Украиной 7 сентября.

Вместе с ним обменяли обвиненного по той же статье Александра Кольченко, журналиста Романа Сущенко, крымского крестьянина Владимира Балуха, Евгения Панова, Станислава Клыха, Николая Карпюка, Павла Гриба, Алексея Сизоновича, Артура Панова, Эдема Бекирова и 24 украинских моряка, чьи суда были задержаны в ноябре 2018 года российским флотом в Керченском проливе.

Напомним, что некоторое время спустя после аннексии его родного Крыма Россией, которую Олег Сенцов отказался признавать, он был похищен ФСБ 11 мая 2014 года во время подготовки к съемкам своего второго полнометражного фильма «Носорог». После пыток и насильственного присвоения российского гражданства его осудили год спустя за «терроризм» по итогам пародии на процесс. Сенцову дали 20 лет в колонии Лабытнанги за Полярным кругом.

Голодовка

Сенцов продолжил настаивать на своей невиновности и вести борьбу единственным оставшимся у него оружием: собственным телом. 14 мая 2018 года, на фоне невыносимого молчания и бездействия демократий, Олег объявил бессрочную голодовку с требованием об освобождении не только его самого, но и 70 других украинских политзаключенных, которых отправили за решетку по самым разным надуманным причинам.

Эта голодовка продолжалась 145 дней с угрозой для его здоровья и жизни. Он был вынужден прекратить ее лишь под угрозой того, что его будут кормить насильно, доставляя пищу через трубку напрямую в его желудок. Как бы то ни было, он частично все же достиг своей цели. Никто уже не мог сделать вид, что ничего не знает об Олеге Сенцове и плачевном существовании еще 70 украинских узников.

Тем не менее Олега, который к тому моменту стал почетным гражданином Парижа, а также лауреатом премий Сахарова и Магнитского, только через полтора года, наконец, отпустили на свободу и вернули матери, детям и неутомимо боровшейся за него двоюродной сестре Наталье Каплан.

Сегодня мы рады новости об освобождении Сенцова, Кольченко, Балуха и прочих. Надеемся, что они в добром здравии. Мы счастливы, что они могут вернуться к нормальной жизни, что Балух вновь будет работать в поле, а Сенцов — писать и снимать. Мы благодарим президента Франции Эммануэля Макрона, посла по правам человека Франсуа Крокетта (François Croquette) и французскую дипломатическую службу за те усилия, которые они приложили ради их освобождения.

«Путинская» ирония

Тем не менее, несмотря на всю нашу радость, мы не можем забыть о сотнях других украинских и российских политзаключенных, которые до сих пор сидят за решеткой потому, что так или иначе не угодили Владимиру Путину. В частности это касается Константина Котова, который был одним из инициаторов запущенного в Москве 6 сентября 2018 года мирного движения, день ото дня выступавшего с требованием об освобождении Олега Сенцова и обмена всех пленных в российско-украинской войне.

По жестокой «путинской» иронии, Константина Котова самого приговорили к четырем годам колонии 5 сентября, в тот самый день, когда Владимир Путин объявил обмен с Украиной. Наконец, нашу радость омрачает та колоссальная цена, которую наверняка заплатили за обмен Украина, демократии и правосудие.

Прежде всего, речь идет об освобождении Владимира Цемаха, главного подозреваемого по делу о катастрофе малазийского рейса МН17, который был сбит ракетой российского производства в небе на востоке Украины, в Донбассе, где до сих пор свирепствует российско-украинская война. Погибли все 283 пассажира лайнера.

Но каждому дню — свои заботы. Сегодня мы несказанно рады за Олега Сенцова, его семью и друзей, за всех прочих отпущенных Кремлем заложников. Наконец-то!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.