Находясь под постоянным давлением протестующих, опасающихся «капитуляции» перед Россией, правительство президента Украины Владимира Зеленского обозначает так называемые «красные линии», которые нельзя будет переходить на мирных переговорах по востоку Украины. Признать некоторые из них России будет трудно, но это не означает, что мирный процесс обречен.

В отличие от того, что было на протяжении последних лет трех, обе стороны действительно хотят положить конец конфликту и преследуют одну и ту же цель — восстановить суверенитет киевских властей над регионами на востоке Украины, которые сейчас удерживают пророссийские сепаратисты. Вопрос, который должен быть решен в ходе любых дальнейших переговоров, заключается в том, насколько Россия сможет сохранить свое влияние в регионе, известном как Донбасс. Это «серая зона», в которой сама реальность, скорее всего, будет нарушением всех формальных «красных линий».

Зеленский, как и следовало ожидать, столкнулся с внутренними проблемами после того, как Украина согласилась с главным требованием России — одобрила так называемую формулу Штайнмайера, предложенную президентом Германии Франком Вальтером-Штайнмайером (Frank Walter-Steinmeier) в 2016 году, когда он был министром иностранных дел. Согласно формуле сепаратистские районы должны получить особый автономный статус в соответствии с украинским законодательством сразу же после того, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе признает результаты местных выборов.

Среди противников такого плана — предшественник Зеленского Петр Порошенко и хорошо вооруженные ветераны войны на востоке Украины. Они говорят, что выборы возможны только после того, как Россия вернет Украине контроль над ее восточной границей. Для Кремля это условие означает, что украинцы могут попытаться арестовать его сторонников на востоке Украины до выборов — и до того, как они попадут под амнистию, предусмотренную законом Украины об особом статусе восточных районов.

Зеленский мог бы проигнорировать протесты в Киеве и других украинских городах. Хотя его народная поддержка падает (согласно недавнему опросу она составляет 66%, по сравнению с 73% в сентябре), его стремление к миру на Востоке по-прежнему популярна среди большинства населения. Но Украина является воюющей страной, а ветераны — мощная сила. Некоторые из них доказали это, не допустив согласованного отвода российских и сепаратистских войск в районе поселка Золотое. Ветераны во главе с бывшим депутатом-националистом встали между украинскими и сепаратистскими войсками, заявив, что находятся там, чтобы предотвратить захват Россией территории, которую регулярным украинским войскам было приказано покинуть. Зеленский отказался «выбивать их силой», заявив, что «с ветеранами надо разговаривать и объяснять свою позицию». Официальная причина, по которой Украина приостановила вывод своих войск, заключается в том, что сепаратисты не прекратили огонь.

Официальный представитель Кремля Владислав Сурков, курирующий восточную Украину, назвал разведение войск в Золотом предварительным условием для возобновления переговоров с Украиной в так называемом нормандском формате — при посредничестве Германии и Франции. Президент России Владимир Путин и его помощники сомневаются, что Зеленский сможет противостоять внутренней оппозиции в достаточной степени, чтобы добиться прогресса. Но Зеленский работает над тем, чтобы отвод войск произошел, и в конечном итоге он произойдет.

При этом Зеленский и его министр иностранных дел Вадим Пристайко пытаются убедить как украинцев, так и союзников в Европе, что они не собираются давать Путину право вето на будущий вектор движения Украины, позволяя ему контролировать восток страны. На прошлой неделе во время 14-часового пресс-марафона Зеленский сказал журналистам, что его команда «раньше не разъяснила» свою позицию. С тех пор он использует любую возможность, включая выступление перед военнослужащими на Востоке, чтобы заявить о том, что никаких выборов под дулами российских пулеметов не будет. «Поверьте, у меня действительно уже аллергия на слово „капитуляция"», — сказал он военнослужащим.

В то же время Пристайко отправился в Люксембург и Брюссель, чтобы донести там аналогичную мысль. Он назвал три «красные линии», четко обозначенные Украиной: автономия восточных территорий не должна превращать Украину, являющуюся сегодня унитарным государством, в федерацию. Украина не будет менять свою конституцию и включать в нее положение о расширении прав для этих территорий. Выборы будут проведены только после вывода всех российских войск, роспуска пророссийских вооруженных формирований и возвращения Украине контроля над границей.

Во вторник Дарья Олифер, пресс-секретарь Леонида Кучмы, который в течение 10 лет был президентом Украины, начиная с середины 1990-х годов, и теперь представляет страну на предварительных переговорах с Москвой, изложила ту же позицию в «Фейсбуке».

Это позволяет получить беспрецедентно четкое представление о том, какова позиция администрации Зеленского в тот момент, когда стороны пытаются договориться о дате переговоров в нормандском формате. На первый взгляд, эта ясность не обнадеживает. Россия неоднократно заявляла, что отвергнет требования о передаче границ и разоружении, поскольку они противоречат Минским соглашениям 2015 года, которые служат основой для переговоров. Однако официальной резкой реакции Кремля и возражений против распространяемой Украиной информации о «красных линиях» не последовало.

Россия является стороной, сдерживающей принятие окончательного решения о дате проведения саммита. Она намеренно дает Зеленскому время, чтобы он провел свою «кампанию убеждения» и при этом пытается выяснить, каких успехов можно будет добиться на переговорах. Однако ясно, что Путин не хочет, чтобы мирный процесс был сорван. У него была масса возможностей (и он ими не воспользовался) сказать, что саммит не имеет смысла, как он делал в прежние годы.

Путин устал от сложившейся ситуации и от связанных с ней европейских экономических санкций. Сейчас удобный момент, чтобы продвинуться вперед. США заняты своими политическими скандалами, лидерам Франции и Германии украинский вопрос мешает, а Зеленскому очень хочется сдержать свое предвыборное обещание закончить войну.

К тому же, Путин как опытный переговорщик знает, что с «красными линиями» можно все ловко устроить во время реальных переговоров. Формальная федерация и не нужна, если некоторыми украинскими районами управляют дружественные Москве администрации, «убрать» которые Киев не может. Возможны и другие компромиссы, включая формирование международных миротворческих сил для контроля границы в преддверии выборов. Даже расформирование вооруженных сил непризнанных «народных республик» не является табу, если их можно будет реорганизовать в силы местной полиции, разрешенные Минскими соглашениями.

Для Путина важно, чтобы на выборах в восточной Украине одержали победу дружественные Кремлю силы. Это дало бы ему достаточно рычагов влияния в воссоединенной Украине, чтобы отказаться от народных республик. Этого можно добиться, найдя баланс — предоставить Зеленскому контроль, достаточный для того чтобы успокоить внутреннюю оппозицию, но не достаточный для того, чтобы вывести пророссийских лидеров из игры.

При таком сложном маневрировании вряд ли можно будет быстро заключить какое-либо соглашение. Но поскольку обе стороны стремятся покончить с этим и договориться, некоторые основания для оптимизма все же есть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.