30 октября по приглашению венгерского премьера Виктора Орбана Владимир Путин посетил с однодневным визитом Будапешт. Стороны подписали восемь соглашений, в частности, о сотрудничестве в сфере здравоохранения, спорта и социального обеспечения. Представители Венгерского нефтегазового концерна (MOL) и компании «Лукойл» заключили контракт на поставки российской нефти сроком до 2025 года. В ходе пресс-конференции оба лидера говорили в первую очередь о развитии экономического сотрудничества, а также о необходимости защищать христиан, живущих за пределами Европы. Орбан отметил, что и Венгрия, и Россия заинтересованы в стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, поскольку это позволит защитить европейский континент от сотен тысяч беженцев, поток которых может хлынуть из этого региона. Против визита Путина протестовала венгерская оппозиция: в пикетах приняли участие несколько сотен человек.

Комментарий

Визит президента Путина в Будапешт пришелся на момент, когда забуксовали два важных для российско-венгерского сотрудничества проекта. С одной стороны, Орбан давно проявляет большой интерес к газопроводу «Турецкий поток», но с другой — не хочет преждевременно подключаться к этому проекту, чтобы не оказаться на долгий срок связанным поставками сырья из России. С точки зрения Москвы участие в проекте Венгрии имеет приоритетное значение из-за роли, которую та играет в дистрибуции российского газа на северо-запад Европы.

В другом ключевом проекте, финансируемом госкорпорацией «Росатом» строительстве АЭС «Пакш-2», венгерская сторона хочет пересмотреть условия договора, чтобы отсрочить выплату кредита из-за задержек в реализации инвестиции. Россияне, в свою очередь, требуют от Будапешта дать разрешение на начало работ, которые, согласно существующим сейчас планам, завершатся на семь лет позже, чем предполагалось изначально.

Визит российского президента вписывается в формулу ежегодных встреч двух лидеров (первая состоялась в 2013 году). К заключению каких-то серьезных договоров и соглашений он не привел (например, не появилось документа, касающегося газового сотрудничества), но при этом имел существенное политическое значение. Регулярные контакты с Путиным позволяют Венгрии создать себе имидж государства, способного выступать посредником между Западом и Россией. Орбан отметил, что членство в ЕС и НАТО — не препятствие для политического сотрудничества с Москвой. В свою очередь, для России Венгрия — важный партнер, являющий собой пример страны, которая занимает так называемую конструктивную позицию, то есть не ставит развитие экономических контактов с Россией в зависимость от ее политики в отношении Украины, а также высказывается против изоляции Москвы и антироссийских санкций.

В связи с этим россиянам выгодно поддерживать с Будапештом регулярные политические контакты на высшем уровне. Частые встречи с Орбаном показывают, что Путин включил его в узкий круг лидеров, с которыми российский президент поддерживает личные связи. Венгерский премьер преподносит сотрудничество с Москвой как пример отношений, в которых его страна сохраняет самостоятельность, а Кремль может показать, что Россия не находится в международной изоляции. Визит Путина в Будапешт, правда, не привлек особого внимания российских СМИ (они отнеслись к нему как к рутинному событию), однако, в информационных сообщениях Венгрия называлась союзником Москвы в Европе, а Орбан — пророссийским политиком.

Венгерский лидер отметает обвинения оппозиции в том, что Будапешт повинуется Москве и выступает в роли ее «троянского коня» в ЕС и НАТО. Он подчеркивает, что тесные контакты с Россией соответствуют национальным интересам Венгрии и позволяют ей укрепить свой суверенитет. В ходе визита Путина Орбан объяснял необходимость развития сотрудничества с Кремлем геополитическими соображениями, указывая, что Венгрии необходимо поддерживать хорошие отношения как с Россией, так с Германией и Турцией. Одновременно он напомнил о связях Будапешта с ЕС и НАТО, отметив, что регулярные встречи с Путиным служат уточнению условий взаимодействия двух стан.

При этом Венгрия послала НАТО сигнал, соответствующий интересам Кремля: она демонстративно наложила вето на первую версию совместного заявления Комиссии НАТО — Украина, потребовав дополнить документ тезисами о правах венгерского меньшинства в Закарпатье (Будапешт считает, что венгры на Украине сталкиваются с запугиванием и дискриминацией). Таким образом венгерская сторона показала, что в том числе в рамках Альянса она видит более важные задачи, чем поддержка Киева и сдерживание России (одновременно Будапешт продемонстрировал свою эффективность: в итоговой версии заявления появились формулировки о правах национальных меньшинств). Этот инцидент был выгоден Москве, поскольку он заострил внимание на существующих в НАТО противоречиях. Российские СМИ неслучайно уделяли основное внимание украинской теме в своих сообщениях о визите Путина.

На совместной пресс-конференции двух лидеров речь не шла непосредственно о действиях Турции в Сирии, но слова об общности интересов Москвы и Будапешта на Ближнем Востоке получили особое звучание в контексте того, что Венгрия — единственный член ЕС, открыто поддерживающий турецкую операцию. Венгры уже ранее поддерживали Анкару в таких сферах, как сотрудничество с ЕС по вопросам миграции или борьба турецкого руководства с Рабочей партией Курдистана. Для Турции, как и для России, хорошие отношения с Венгрией (которые называют даже стратегическими) — это фактор, позволяющий уравновесить напряженность в контактах с ЕС в целом и с его важнейшими членами (Германией и Францией). Предстоящий визит президента Реджепа Эрдогана в Венгрию, запланированный на 7 ноября, станет очередным событием, которое позволит Орбану предстать в роли обладающего весом лидера, но одновременно окажется очередной возможностью продемонстрировать существующие в ЕС и НАТО разногласия.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.