Российский проект трубопровода для транспортировки природного газа «Северный поток — 2» получил последнее разрешение, необходимое, чтобы преодолеть расстояние между Ленинградской областью и балтийским побережьем Германии. Вероятно, для Соединенных Штатов сейчас уже слишком поздно пытаться помешать России завершить этот проект к концу года.

«Северный поток — 2» — часть плана президента России Владимира Путина по транспортировке российского природного газа в Европу без транзита через Украину. Новый трубопровод сможет транспортировать 55 миллиардов кубометров природного газа, то есть более половины того, что Россия сейчас поставляет через украинскую систему. Для Украины это будет означать потерю 3 миллиардов долларов в год транзитных доходов. США хотели бы помешать этому, а также не дать относительно дешевому газу из России стать препятствием для увеличения экспорта американского сжиженного природного газа в Европу. Президент Дональд Трамп утверждал, что Германия слишком зависима от российского газа, и неоднократно угрожал санкциями европейским компаниям, участвующим в этом проекте.

В то же время Россия торопилась с прокладыванием газопровода. 1 октября компания «Газпром», главный российский экспортер газа, заявила, что строительство газопровода завершено на 83%: 2042 километра проложены по дну Балтийского моря. Однако возникла неожиданная загвоздка: два года Дания не давала разрешения на строительство отрезка газопровода в своих территориальных водах. В среду Дания наконец дала согласие, и теперь газопровод может пройти кратчайшим маршрутом. Как заявляет Газпром, этот участок будет построен за пять недель.

Для Украины это удар, но не сюрприз. «Мы ожидали, что это произойдет этой осенью, — такое сообщение опубликовал в Фейсбуке Андрей Коболев, гендиректор Нафтогаза, украинской государственной компании, управляющей системой газопроводов. — Принципиальная позиция Дании некоторое время сдерживала этот проект, но геополитическое оружие невозможно остановить средствами регулирования чисто торговых отношений».

Действительно, Дания не могла постоянно держать оборону, пока США мешкали с санкциями. И не сказать, чтобы недавние перепалки, связанные с заинтересованностью Трампа в покупке Гренландии, укрепили желание датского правительства медлить с разрешением на строительство.

Коболев призвал Запад к санкциям в качестве следующего шага. И в этом его поддерживают некоторые американские законодатели. Сенатор-республиканец Тед Круз (Ted Cruz) обещал убедить своих коллег выдвинуть законопроект, разработанный им совместно с сенатором-демократом Джин Шахин (Jeanne Shaheen). Он вводит санкции против судов, прокладывающих трубопровод.

Этот законопроект, однако, вряд ли надолго замедлит строительство. Газпром пользовался услугами швейцарского подрядчика Allseas Group SA для прокладки газопровода, но теперь он может воспользоваться собственным судном «Академик Черский» для строительства последнего отрезка.

Поэтому США уже слишком поздно приниматься за дело. Санкции в отношении финансирования газопровода могли бы быть эффективны на стадии, пока европейские компании Royal Dutch Shell, Engie, Uniper, OMV и Wintershall не начали поставлять все необходимое для строительства. Санкции в отношении прокладывающих газопровод судов могли оказать какое-то воздействие до начала строительных работ. Как бы то ни было, они могли дать Украине больше времени на повторные переговоры по договору о газовом транзите с Газпромом, истекающему в конце этого года.

Когда строительство «Северного потока — 2» будет завершено, этот газопровод по меньшей мере поможет Германии воплотить ее план отказа от угля к 2038 году. В этих планах страна не может всецело полагаться на возобновляемые источники энергии, во всяком случае не раньше прорыва в технологиях хранения. Кстати, большая часть угля в Германии — это российский уголь.

Теперь Украина при поддержке ЕС хочет заключить десятилетний контракт на добычу 40-60 миллиардов кубометров природного газа. Но Россия настаивает, что любое долгосрочное соглашение должно урегулировать претензии Украины на миллиарды долларов к Газпрому, а на данный момент она может согласиться только на краткосрочную временную сделку. Между тем она будет продолжать работу по доведению до полного рабочего потенциала как «Северного потока — 2», так и «Турецкого потока», нацеленного на поставку газа в Южную Европу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.