В последнее время в Москве идет широкое обсуждение последствий тех решений, что были приняты последним президентом Советского Союза Михаилом Горбачевым три десятилетия назад. Они стали причиной падения Берлинской стены и завершения холодной войны, а спустя два года разрушили советское государство и всю биполярную систему международных отношений.

На фоне подготовки к празднованию годовщины падения Берлинской стены за прошедшие недели политика Горбачева, начатая тридцать лет назад, подвергается резкой критике. В те времена его лозунги вызвали гордость и ликование, внушая надежду, что на смену риторике холодной войны и гонке вооружений придут мир, открытость и сотрудничество между Востоком и Западом.

Российские политические круги снова затронули старый вопрос, заявляя, что советское руководство допустило ряд ошибок в отношениях с западным блоком. По словам президента Владимира Путина, который никогда ранее не критиковал действия Горбачева, советское руководство продемонстрировало наивность касательно западных обещаний.

Резкая критика Горбачева

Как заявил российский лидер, бывший советский руководитель допустил ошибку, не потребовав письменных гарантий нерасширения НАТО на восток через внедрение в страны, находившиеся в зоне влияния советского государства. По его мнению, наивность Горбачёва проложила путь к расширению НАТО с целью окружить Россию в военном плане.

Многие разделяют это мнение — за последнее время подобная критика прозвучала сразу от нескольких российских чиновников. «Россия (Советский Союз) сыграла ключевую роль в воссоединении Европы и разрушении стен. Сейчас они (Запад) строят новые стены», — заявил министр иностранных дел Сергей Лавров в интервью несколько недель назад.

По словам Константина Косачева, председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, недоверие на Западе у потенциальных партнеров сохраняется даже спустя 30 лет после падения стены, а нанесенный стране ущерб невозможно компенсировать.

Как отмечают российские эксперты, в ходе объединения Германии Запад добился того, чего всегда хотел, а именно, изгнания советских войск из Центральной Европы.

«В НАТО никогда серьезно не думали о снятии напряженности», — цитирует бывшего главу ГДР российское информационное агентство. Результатом этой политики, по словам Эгона Кренца, является то, что «силы НАТО сейчас находятся на границах России», а ГДР чувствовала себя преданной. «Мы долгое время доверяли Горбачеву», — сказал Кренц.

Некоторые эксперты обращают внимание на ключевой момент, касающийся падения Берлинской стены. По словам Горбачёва, сказанным несколько дней назад, это событие дало возможность всем социалистическим странам свободно определять свою собственную политику. Комментаторы отметили, что это было справедливо в отношении поляков, венгров, чехословаков, болгар и румын, но не ГДР, которая была создана по инициативе Советского Союза как символ победы над немецким фашизмом.

В ответ на это суровую критику в свой адрес в недавнем интервью BBC накануне 30-й годовщины падения Берлинской стены Горбачев заявил, что по-прежнему приветствует демократические перемены в Восточной Германии и других странах советского блока, но не предполагал, что стена рухнет так быстро. Касательно обвинений в отсутствии письменных гарантий о нерасширении НАТО бывший советский лидер указал на абсурдность таких требований в то время. Как он выразился, «это было равносильно признанию возглавляемого СССР военного альянса мертвым до того, как он официально прекратил существование в июле 1991 года».

Как Москва действовала после падения стены?

Утром после падения Берлинской стены Горбачев провел заседание Политбюро ЦК КПСС, чтобы обсудить возможную реакцию Советского Союза.

Политбюро единодушно решило, что любая отрицательная реакция исключена. Как отмечают эксперты, безусловно, с самого начала звучали мнения, что нужно ответить жестко, использовать танки и установить контроль над ситуацией, но к ним не прислушались. В итоге было принято единогласное решение.

«Любое другое решение могло бы иметь очень и очень серьезные последствия, и это стало бы началом катастрофы», — цитируют агентства слова Павла Палажченко, бывшего переводчика Горбачева. Российские эксперты говорят, что на тот момент в Восточной Германии находились более 300 тысяч советских военных, более 12 тысяч танков и другой бронетехники.

«Они могли бы полностью закрыть границу, но солдаты остались в казармах», — отметил один из экспертов. Советское руководство осознавало, что в тот день наступила новая эпоха.

В целом, по мнению российских специалистов, большинство дискуссий посвящены вариантам действий, которые Горбачев мог бы предпринять для обеспечения жизненно важных интересов России в будущем, ведь позже Организация Варшавского договора рухнула, но НАТО продолжает расширять зоны влияния вблизи российской границы, усиливая напряженность между Россией и Западом.

Однако многие сходятся во мнении, что «Россия извлекла необходимые уроки из случившегося». Теперь русские настаивают на том, чтобы любые соглашения о стратегической безопасности с Западом имели «всеобъемлющий» характер, то есть были основаны на комплексном пакете соглашений, регулирующим сферу контроля над вооружениями, и содержащим ограничения на размещение техники и оружия по обе стороны границы с учетом вступления в гонку новых международных игроков.

Нынешние заявления России отражают разочарование ее элиты, поскольку в тот период Советский Союз находился в кризисе и не мог вести сложные переговоры для обеспечения своих стратегических интересов. Сегодня на российской политической сцене все иначе — страна восстановила прочные позиции на международной арене и без ее участия сегодня невозможно урегулировать ни один региональный или глобальный конфликт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.