Во вторник журнал «Сечи» опубликовал снимки обломков «Туполева», разбившегося 10 апреля 2010 года под Смоленском. Это первые за много лет снимки, показывающие, что осталось от правительственного лайнера, пишет издание. Оно уточнят, что на фотографиях изображены помещения, в которых в сентябре 2018 и в мае 2019 года работали польские прокуроры.

«Поставленный на деревянное основание алюминиевый навес, к которому со временем добавили боковые стены (частично из брезента) — это то место, где находятся важнейшие элементы „Туполева": поврежденные крылья, шасси, распоротая боковая часть, части двигателей. Большой темно-зеленый ангар — строение более солидное, но внутри видны лишь хаотично лежащие кучи металлолома: клубки кабелей, что-то напоминающее части обшивки и еще уложенные в ряд двери. Некоторые только испачканы в грязи, другие сильно деформированы. Это, видимо, тот элемент, который „выстрелил" из корпуса еще во время полета и с силой вонзился в землю. Груда черных мешков — это упакованные кресла. В картонных коробках лежат, в частности, бортовые самописцы с Ту-154М», — пишут авторы статьи.

Средства предосторожности

Еженедельник описывает, какие средства предосторожности использовали россияне. «Сначала — личный досмотр (тщательный и вызывающий чувство неловкости), потом нужно переодеться: надеть белые комбинезоны с капюшоном, рукавицы и бахилы. (…) Потом: рентген, металлоискатель, два вида спектрометров (для выявления взрывчатых веществ) и два ионных детектора», — рассказывает он.

Журнал сообщает, что обширная фотодокументация, в которую входит несколько тысяч снимков, была собрана во время первых визитов. «Каждый раз принцип был один и тот же: польский следователь указывал на элемент, а российский фотограф снимал», — пишет еженедельник, добавляя, что сдвинуть с места можно было лишь некоторые детали, и делали это тоже представители российской стороны.

«Это откровенное издевательство»

Еженедельник сообщает, что изначальный план руководителей следственной группы № 1 польской прокуратуры предполагал, что каждый элемент снабдят специальным штрихкодом. «Россияне категорически отказали. Это выглядит тем более удивительным, что они сами пометили некоторые обломки, сделав на них неаккуратные надписи желтой краской», — пишут журналисты. На каждом шагу польских прокуроров сопровождала большая группа представителей Следственного комитета Российской Федерации.

Как напоминается в статье, Москва регулярно заявляет, что она не отдаст обломки, пока не закончит следствие: «Однако реальные следственные действия в России давно не ведутся, так что это откровенное издевательство. Такое же, какое мы видим в других, более незначительных вопросах».

Журнал указывает, что Польша до сих пор не получила, в частности, документов, касающихся аэродрома «Смоленск-Северный», фотографий и видеозаписей, показывающих, как на месте катастрофы обозначались сектора, а также протоколов осмотра элементов самолета (агрегатов, левого крыла) 2011-2012 годов.

«Как долго еще россияне будут вести с польской прокуратурой эту гротескную игру? Из неофициальных источников нам стало известно, что следователям надоело делать вид, будто с российской стороной можно вести сотрудничество. Все, что в Смоленске можно было сделать, уже сделано», — пишет еженедельник. Он отмечает, что у польской прокуратуры нет инструментов, позволяющих повлиять на решения Москвы, поэтому необходимо вмешательство государственного руководства и привлечение международных контактов, с помощью которых можно было бы оказать давление.

Кто такой эмиссар Совета Европы?

«Сечи» напоминает, что год назад Совет Европы принял резолюцию, в которой он призвал Россию вернуть польскую собственность. Несколько месяцев назад, как сообщает еженедельник, в Варшаве побывал эмиссар этой организации, которого назначили для ведения переговоров между Москвой и Варшавой. «Речь идет об одном из бывших лидеров стран ЕС», — пишут журналисты. «Мы предпринимаем много шагов, о которых пока не хотим рассказывать. Дело слишком щепетильное, чтобы о нем распространяться. Я могу лишь подтвердить, что Совет Европы — это та организация, с которой мы интенсивно взаимодействуем», — рассказал журналу представитель МИД.

«Кто виноват в том, что обломки Ту-154М находятся там, где они находятся, и пребывают в таком состоянии, какое мы сегодня видим? Это ни действующие власти и ни прокуратура, ведущая следствие с 2016 года, а польское руководство, которое не потребовало возвращения самолета в апреле и в последующие месяцы. Тогда говорилось, что ведется совместное расследование (фактически оно так и не началось), а кабинет Дональда Туска с министром обороны Богданом Клихом (Bogdan Klich), главой дипломатии Радославом Сикорским (Radosław Sikorski), руководительницей министерства здравоохранения Эвой Копач (Ewą Kopacz) и президентом Брониславом Коморовским (Bronisław Komorowski) были готовы сделать все возможное, лишь бы не огорчать россиян и не выдвигать им никаких требований», — подводит итог издание.

Комментарии читателей

Monty Python: Я с самого начала говорил (и своего мнения не изменю), что россияне считают эти обломки самолета военным трофеем и не отдадут их нам до тех пор, пока у нас не будет чего-то ценного для обмена. Россия — это состояние ума.

Bary: Ну, «Сечи» дал волю фантазии. Ничего нового. А по поводу действий россиян: не следует забывать, что катастрофа произошла на территории России. Как принимать гостей (особенно, если те не отличаются хорошими манерами), решает хозяин.

Bw: Россияне правильно делали, что тщательно проверяли прокуроров и всех остальных, ведь те могли что-нибудь подбросить. В контексте самолета партия «Право и справедливость» способна на все. Некоторым выгодно (почему, несложно догадаться), чтобы его обломки не возвращались в Польшу, и я имею в виду не другие партии, а тех, кто якобы добивается их возврата. Они всегда будут кричать, что им препятствует Россия.

Real: Что касается мер безопасности, которые применили россияне, то они не вызывают удивления. От прокуроров «Права и справедливости» можно ожидать чего угодно, даже того, что они подбросят взрывчатые вещества.

Proste: Следствие в России продолжается только в рамках правовой помощи польской стороне в том следствии, которое ведется у нас. На какой еще основе россиянам его продолжать: они завершили свое расследование, установив причины катастрофы. Когда мы закроем наше следствие, они закроют свое, и тогда не будет предлога удерживать эту кучу металлолома.

3er: Раз с россиянами у нас все складывается так плохо, может быть, прокуратура выскажется на темы, которые находятся в ее компетенции? Каковы результаты эксгумаций? Найдены ли на останках следы взрывчатых веществ? Воздействовала ли на тела сила взрыва? Каковы результаты экспертиз, которые делали три западные независимые лаборатории? Почему прокуратура об этом молчит?

Ojkofob: Достаточно было послушать россиян и не садиться в Смоленске на заросшем аэродроме, но полякам всегда нужно настоять на своем.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.