С 2003 года Ирак не знает мира. Стабильность, достигнутая после изгнания «Исламского государства»* и вступления в страну иранских вооруженных сил и ополченцев, казалось, должна длиться долго, но стремление Тегерана к гегемонии и мир в Багдаде вскоре столкнулись с реальностью.

Немногим более года назад Иран затянуло в водоворот анархии из-за протестов, вспыхнувших, словно кто-то подлил масла в огонь. С июня градус насилия значительно вырос. Демонстрации, поначалу возглавляемые организациями, боровшимися с коррупцией и преступностью, приняли в дальнейшем антиправительственный и антииранский характер, выливаясь в попытку цветной революции, направленной на ослабление вновь сформированного регионального коридора оси сопротивления Тегеран — Багдад — Дамаск — Бейрут.

Но Иран не единственная держава, имеющая интересы в Ираке и столкнувшаяся с гражданскими протестами. Россия тоже вложила в развитие этой страны значительные ресурсы, как экономические, так и человеческие, и считает своей первостепенной задачей сохранить статус-кво, сложившийся после победы над «Исламским государством». Удар по Багдаду означает одновременно удар по Тегерану и Москве.

Интересы России

Усиление протестов и распространение терактов подтолкнули Москву к принятию ряда предосторожностей: сначала граждан России попросили не ездить в Ирак, а совсем недавно компания «Роснефть» приостановила работы на нефтяном месторождении в Курдистане. Российский энергетический гигант присутствует в Курдистане с 2017 года, когда было заключено соглашение по развитию пяти блоков с потенциалом 670 миллионов баррелей сырья.

Официальная причина приостановки работ — стремление защитить сотрудников компании от возможных неожиданных последствий запущенной Анкарой операции «Мирная весна», ведь блоки находятся на севере страны на границе с Сирией. Но в действительности дела могут обстоять гораздо сложнее.

Протесты распространяются все шире и становятся все организованнее, и, в то время как по иранским целям наносится все больше ударов на фоне периодических налетов израильской авиации на проиранские военные объекты, отмечается также учащение нападений на американские базы. Вероятно, таков ответ Тегерана на распространяющийся по стране хаос.

Сейчас мы снова наблюдаем сценарий, характерный для гражданской войны, и сохранение военного присутствия в стране было бы сопряжено скорее с риском, нежели с выгодой, тем более если это присутствие закреплено в местах высокой стратегической значимости, таких как нефтяные месторождения. Кроме того, Кремль знает, что попытки повторного формирования «Исламского государства» после уничтожения его территорий и смерти халифа нельзя считать маловероятными, и при выборе территории жребий может пасть именно на Иракский Курдистан.

Приостановка работ, как бы то ни было, не эквивалентна автоматическому выходу из иракского энергетического сектора. До сих пор Россия инвестировала свыше десяти миллиардов долларов в проекты по эксплуатации углеводородных ресурсов, содержащихся в недрах страны, и, помимо Роснефти, здесь представлены также компании «Лукойл», «Газпром Нефть» и «СоюзНефтеГаз». Учитывая эти суммы, весьма вероятно, что Кремль пытается выгадать время, чтобы понять, как могла бы развиваться ситуация и какую стратегию использовать, чтобы как можно лучше защитить свои интересы.

Помимо энергетики, отношения стран развиваются и в других стратегических секторах, таких как технологии, сельское хозяйство и оборона, и это заслуга прежде всего российско-иракской межправительственной комиссии. На последней встречи комиссии в апреле этого года страны подписали 16 соглашений о сотрудничестве и меморандумы о взаимопонимании в различных областях от транспорта до телекоммуникаций.

Паралич, возникший в результате протестов, не только вызвал частичную приостановку российского участия в нефтяном секторе, но еще и вынудил иракское правительство отложить переговоры о покупке комплекса С-400. Ирак проявил значительный интерес к комплексу, а решения Турции и Индии тоже его приобрести этот интерес лишь подстегнули, особенно на фоне недавних авианалетов Израиля. Но впоследствии Ираку пришлось заморозить переговоры, чтобы переключить внимание на острую необходимость восстановить порядок в стране во избежание государственного переворота.

Важность Ирака

Иметь влияние в этой стране жизненно важно для любой державы, которая руководствуется гегемоническими устремлениями в регионе Большого Ближнего Востока. Между прочим, Ирак расположен в точности между Ближним Востоком, Южным Кавказом и Аравийским полуостровом, это перекресток, благодаря которому можно получить доступ к ряду крайне важных территорий.

Нестабильность в Ираке привела к превращению Ближнего Востока в международный центр джихадизма, поэтому мирный Ирак окажет положительное влияние на все соседние территории, став решающим противовесом, способным остановить экспансионизм Турции и Саудовской Аравии. Это наблюдение сыграло ключевую роль: Иран решил предпринять военное вмешательство, а Россия пошла по пути дипломатии в сфере вооружения и энергетики.

Москва и Тегеран изменили статус-кво, сохранявшийся на протяжении более сорока лет, создав разделение власти, губительное для интересов оси Соединенных Штатов — Израиля — Саудовской Аравии, поэтому Ирак вновь пал жертвой выгодной анархии: это единственный способ избежать консолидации нового порядка на Ближнем Востоке, которым будут руководить русские и иранцы.

* организация признана террористической и запрещена в РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.