В ходе идущих сейчас слушаний по делу об импичменте президента Дональда Трампа ряд американских дипломатов дали показания о влиянии олигархов на администрацию Трампа.

Как специалист по международному праву, работающий на советском и постсоветском пространстве с начала 1990-х годов, я считаю важным в связи с этими слушаниями и в связи со значением, которое приобрела на них украинская политика, разобраться с тем, кто такие олигархи, и какой властью они обладают.

История олигархов

Термин «олигархия» создал Аристотель более 23 веков назад, рассуждая о формах государственного правления.

Как и аристократия, олигархия означала правление немногих, в отличие от демократии, то есть правления народа. Со времен Аристотеля до начала 1990-х годов слова «олигархия» и «олигарх» встречались в основном в научной литературе.

Однако с распадом Советского Союза на первый план вышли новые фигуры. В начале 1990-х годов эти люди ели роскошные обеды в лучших отелях и строили под Москвой огромные дома. В основном это были молодые игроки из финансового сектора, снабжавшие деньгами первого президента постсоветской России Бориса Ельцина.

Официально олигархи не входили в структуру власти. Они были частными лицами, использовавшими связи во власти, чтобы приобрести огромные богатства за краткое время.

Свои богатства они приобрели благодаря приватизации государственных предприятий, которая была разработана и поддержана американскими и западноевропейскими экспертами.

Олигархи в наши дни

Я исследовал роль организованной преступности в России в начале 1990-х годов и наблюдал своими глазами переход собственности от государства к небольшой группе частных лиц, связанных с российскими властями.

Захватив ключевые отрасли промышленности — от нефти и газа до стали, никеля и других базовых отраслей, — российские олигархи взяли под контроль все аспекты повседневной жизни. Со временем они распространяли свое влияние и на другие области, такие как спорт и масс-медиа. Однако в основе богатства олигархов лежал контроль над промышленностью, и своей властью они пользовались открыто и безнаказанно.

За последние 20 лет количество олигархов выросло, но основа их власти остается прежней: отношения с президентом, ведущие к личной финансовой выгоде.

«Олигархи — это те, кто использует свою близость к власти для того, чтобы получать сверхдоходы», — заявил в этом году в своем интервью «Файнэншл таймс» российский президент Владимир Путин.

Фактически Путин предложил альтернативное современное определение олигарха, И, как и Ельцин, Путин несет ответственность за взлет — а иногда и за падения — современных российских олигархов.

Импичмент и Украина

Однако олигархи существуют не только в России. Именно поэтому в последние месяцы мы так часто слышим это слово.

Украинские президентские выборы весны 2019 года, которые привели к ошеломительному взлету Владимира Зеленского, превратившегося из актера в политика, были референдумом об украинских олигархах не в меньшей степени, чем борьбой между двумя кандидатами на президентский пост.

Я был на Украине в этом году во время первого тура президентских выборов, и все украинцы, с которыми я общался, говорили о Зеленском одно и то же. Никто о нем толком ничего не знал — и не считал это важным. Важно было то, что, по мнению моих собеседников, его контролировал Игорь Коломойский, положению которого угрожал президент Петр Порошенко, пытавшийся переизбраться на второй срок.

С точки зрения украинцев, Коломойскому был нужен кандидат, способный победить Порошенко. И в лице Зеленского он нашел такого человека. До того как неожиданно пойти в политику и избраться в президенты, Зеленский был не просто актером. Он был актером с телеканала, принадлежащего Коломойскому.

Таким образом, когда мы слышим об олигархах в украинской политике, важно помнить, что, хотя эти сверхбогачи не обладают — вразрез с концепциями Аристотеля — официальной властью, они в большой мере контролируют экономику, политику и масс-медиа в стране.

Джоэл Х. Сэмюэлс — профессор права и директор Центра верховенства закона Университета Южной Каролины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.