Kathimerini: Как будут развиваться греко-германские отношения в новых условиях?

Эрнст Райхель: Я считаю, что Греция и Германия находились в очень тесных отношениях еще до кризиса, но во время кризиса они не всегда были простыми. Я чувствую, что мне очень повезло прийти именно в такой момент, когда ситуация способствует расширению перспектив и всего спектра тем, которые всегда формировали между нашими странами тесную связь. Это такие точки соприкосновения как проживающие в Германии 450 тысяч греков, наука, культура и, конечно, экономика, которая является для Греции наиважнейшей темой. Главная идея состоит в том, чтобы немного отойти от сосредоточенности на одних лишь финансово-экономических целях и таким образом расширить угол обзора в поисках пути уравновешивания наших отношений.

— Новые условия связаны и с проблемой беженцев. Как можно создать такие условия для беженцев и иммигрантов, чтобы они могли расселиться по всей Европе или вернуться в родные страны?

— Наше правительство в значительной степени согласно с основными положениями, которые выдвигает Греция по этому вопросу. Мы уверены, что имеется необходимость в пересмотре Дублинской системы с тем, чтобы она учитывала определенные потребности и трудности стран, находящихся на периферии ЕС. Мы полностью понимаем и знаем по собственному опыту, что беженцы, которые достигают греческих островов или других областей Южной Европы, имеют тенденцию в конечном итоге достигать Германии. Поэтому очевидно, что необходимо принимать какие-то решительные меры уже в первый момент пересечения ими границы ЕС. Переселение беженцев и иммигрантов до сих пор является в ЕС неоднозначным вопросом. Германия до сих пор является защитником беженцев, но мы, к сожалению, потерпели в этом неудачу, и я не настолько оптимистичен, чтобы надеяться на достижение полного взаимопонимания внутри всего ЕС относительно единой системы переселения иммигрантов. То, что мы однако можем сейчас предпринять — создать объединение государств — членов ЕС, имеющее целью разработать систему переселения, которая действовала бы хотя бы на территории этих государств.

— Греция находится на перекрестке кризисов. Как Германия воспринимает эту ситуацию?

— Я считаю, что в этой проблеме, как и во многих других, наиболее удачный выход состоит в принципе европейского единства. В период, когда мы окружены кризисами, когда ценности, которые очень долгое время признавались абсолютно всеми, подвергаются сомнению и обесцениваются, в период внутренней нестабильности и угроз всему, что держит и объединяет наше общество, в такой период, по-моему, у нас нет иного выхода — и сейчас даже в большей степени, чем в прошлом — кроме как объединиться с остальными европейцами. Проявлять как европейцы солидарность друг к другу. Не позволять внешним причинам разделять нас. Отдельные дипломатические отношения, стратегические сотрудничества хороши, они есть у каждой страны, но принципом первостепенной важности должна быть преданность ЕС и европейским ценностям. Я считаю, что если бы мы смогли поступать подобным образом, то нам было бы куда легче справиться с нашими собственными проблемами.

— Означает ли это, что Европе следует предпринять шаги для дальнейшего сплочения во внешней политике и обороне?

— Да, и это лишь часть, того, что необходимо сделать. Кроме этого, есть еще другой вопрос: в каком именно духе мы сотрудничаем? Есть ли у нас единое понимание понятия «солидарность»? Другими словами, мы должны быть солидарны по отношению друг к другу, а не к внешним факторам, которые пытаются разделить нас и, в том числе, ведут информационную войну против нас.

— Относительно переговоров с Северной Македонией и Албанией о вступлении в ЕС: считаете ли вы, что Греция и Германия могут сыграть какую-нибудь роль в возобновлении процесса переговоров?

— Да, я в этом убежден. Греция может сыграть здесь очень важную роль. Мы разделяем уверенность в том, что не стоит прекращать переговоры с Северной Македонией и Албанией о вступлении в ЕС, а, напротив, считаем необходимым сохранить живой диалог по этому вопросу и вернуться к нему как можно скорее. Германия считает чрезвычайно неудачным тот факт, что на последнем Совете ЕС не удалось прийти к единому мнению по этой теме. Обобщая, можно сказать, что все мы, государства — члены ЕС, должны избегать таких ситуаций, когда мы ставим внутренние интересы или двусторонние интересы с какой-то другой страной выше нашей надежности как союза государств, выше наших общих стратегических целей.

— Каким образом Европа может защитить суверенные права государств — членов ЕС? Ведь Турция силой захватывает кипрский шельф.

— По этому вопросу мы занимаем предельно ясную позицию: мы не согласны с действиями Турции в исключительной экономической зоне Кипра и категорически поддерживаем общеевропейское противодействие этому. Совсем недавно ЕС согласовал ряд санкций в качестве сопротивления действиям Турции, и Германия поддержала это решение. Мнение Греции по этому вопросу очень важно для нас и оно будет учитываться в ходе дальнейших действий. Потому что у нас, конечно, много проблем с Турцией, и это только одна из них. Необходимо наблюдать за всеми этими проблемами в совокупности.

Инвестиции Германии и сотрудничество в сфере обороны

— Каковой должна быть позиция Европы по отношению к таким странам как Россия и Китай?

— Я считаю, что наиболее адекватное поведение по отношению к таким большим странам, с которыми у нас есть некоторые сложности, состоит в поддержании живого диалога, но также в разъяснении наших позиций и четком расставлении точек над «i». Имеет смысл предлагать им вступить в диалог, и в то же время указывать, в каких пунктах мы просим их изменить свою политику. В таких переговорах важно называть вещи своими именами, указывать на нарушения международного права, на нарушения прав человека или на вмешательства в нашу внутреннюю политику, например, посредством организованных и спонсируемых государством служб дезинформации. В недавнем прошлом такое вмешательство имело место на Украине, где захват Крыма и участие России в войне в левобережной Украине являются примером явного нарушения международного права. Германия и Франция в немалой степени поучаствовали в попытке разрешить эту проблему.

— Что касается инвестиций, какие предложения были бы интересны германским фирмам?

— Если речь идет о новых процессах приватизации, например, о дополнительных 30% аэропорта Элефтериос Венизелос, подобные предложения очень интересны германским инвесторам. Туризм, как известно, в Греции является чрезвычайно важной частью экономики, и у него еще много возможностей для развития. Только за прошлый год Грецию посетило 4 миллиона туристов из Германии. Я думаю, что в Греции не так давно произошли значительные перемены, поэтому инвесторам нужно некоторое время, чтобы завоевать доверие и приспособиться к новой действительности, новым условиям.

— Что бы вы сказали о сотрудничестве в области новых технологий?

— Через несколько дней мы откроем форум новаторства в Афинах, который сможет объединить крупные и мелкие германские фирмы с греческими предприятиями-новаторами, с тем чтобы продвигать лучшие практики и удачные образцы. В Греции есть весьма успешные фирмы, и об этом должно стать известно за рубежом. В начале следующего года у нас также состоится конгресс, о котором премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис и канцлер Германии Ангела Меркель договорились в Берлине, и который касается развития «зеленого» движения. Также в наши планы входит, чтобы Германия присутствовала на следующей международной выставке в Салониках в качестве «почетного гостя», ради чего посольство и многие жители Германии сейчас прилагают немалые усилия.

— Есть ли у Германии предложение, которое бы касалось сотрудничества с Грецией в сфере обороны?

— Конечно, Германия готова содействовать развитию оборонного сектора Греции. Мы союзники по НАТО, поэтому нет никаких препятствий для предложений от германских поставщиков. Также открыты все возможности для более тесного сотрудничества наших правительств. Может быть, в связи с произошедшей переменой в политике, теперь создалась более крепкая база для сотрудничества по сравнению с той, что существовала в предыдущие годы. Однако еще рано делать выводы, посмотрим, как наши взаимоотношения будут развиваться, но я считаю, что в Германии точно есть заинтересованность в оказании помощи Греции и сотрудничеству с ней.

— Ведутся дебаты по поводу финансовых целей Греции и о том, что их пересмотр мог бы стать новым толчком к развитию. Основные проблемы сейчас — это высокий уровень налогообложения и высокий первичный профицит (превышение доходов бюджета над расходами — прим. ред.). Возможен ли пересмотр этих целей, например, в следующем году?

— Мы внимательно прислушиваемся к мнению греческого правительства на этот счет. Оно сообщает, что, согласно действующему соглашению, оно намеревается использовать доступный капитал, чтобы уменьшить бремя налогов, уплачиваемых гражданами и предприятиями. Я согласен с тем, что налоговое бремя в Греции очень велико, и это препятствует экономическому развитию. Несмотря на это, на данный момент времени вопрос облегчения требований к первичному профициту не находится в ряду текущих дел. Заключение текущего договора было очень сложным и трудоемким процессом. Из-за этого, естественно, никто не хочет снова возвращаться к этой теме, тем более, что прошло так мало времени. Греция должна завоевать больше доверия кредиторов, прежде чем она сможет успешно поднимать темы такого порядка как изменение целей первичного профицита. Это может осуществиться по мере продвижения тех решений касательно экономических реформ, которые были опубликованы новым правительством, на что требуется определенное время. По этой причине мне представляется, что эти дебаты следует по возможности отложить до более благоприятного момента.

Сотрудничество

— Возможно ли дальнейшее сотрудничество Германии и Греции в области культуры в целом?

— Одним из наших наиболее масштабных планов является создание греко-германского молодежного центра, где осуществлялся бы культурный обмен в молодежной среде в более интенсивном ритме, чем это было до сих пор. Этот план был намечен еще при старом правительстве, основные документы соглашения уже были подписаны. Для того, чтобы центр был создан и начал работу, осталось только подписать некоторые соглашения. Другой проект касается ежегодной Греко-германской ассамблеи (в этом году она как раз недавно прошла в Баварии), в которой мы пытаемся создать содружества, которые объединяли бы населения провинций обеих стран. Потому что суть и сердце германской экономики — маленькие и средние по размеру предприятия, рассыпанные по всей стране. В следующем году мы будем отмечать 10-летие Греко-германской ассамблеи в Афинах.

Также мы теперь имеем возможность более интенсивно работать в области подготовки профессионалов. Изобретение новой модели образования мы в Германии считаем своей «success story», и совершенно ясно, что новое греческое правительство очень интересуется этой моделью, так как она резко поднимает качество неакадемического образования. Кроме того, мы с нашими греческими друзьями хотим переиздать и перевести на новый уровень совместное двухстороннее соглашение в сфере образования, принятое еще в середине прошлого века, которое совсем не отвечает современным реалиям. Наконец, открыто много возможностей для научных контактов, в этой области между нашими странами уже несколько десятилетий налажены связи. Я постоянно встречаю профессоров, которые прекрасно говорят по-немецки, учились и преподавали в Германии, и все же мне кажется, что в этой сфере можно сделать еще очень много, продолжая традицию сотрудничества, в котором Греция может обеспечить такое высокое качество.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.