Кремль довольно редко публикует расшифровки заявлений президента России Владимира Путина с выделенными курсивом предложениями, но именно так и произошло 5 декабря, когда Путин провел совещание с руководством Минобороны и предприятий оборонно-промышленного комплекса. В выделенном предложении говорилось, что Россия готова незамедлительно, прямо до конца текущего года, без всяких предварительных условий продлить договор по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Это такое предложение, от которого Трампу нельзя отказываться.

Договор СНВ-3 вступил в силу 5 февраля 2011 года, и срок его действия истечет в феврале 2021 года в том случае, если стороны не продлят его еще на пять лет. Обе стороны выполнили требования этого договора и к 2018 году сократили свои наступательные ядерные вооружения до 1 тысячи 550 боезарядов на 700 развернутых ракетах и бомбардировщиках. Этот договор предусматривает подробный и весьма ценный режим контроля. Этот договор полностью отвечает интересам Соединенных Штатов, ограничивая количество самого опасного ядерного оружия и обеспечивая определенную степень предсказуемости будущего. Этот договор никак не ограничивает ту программу модернизации, которую Соединенные Штаты реализуют в настоящее время: новые системы приходят на смену старым, оставаясь в рамках этого договора. Необходимость продлить срок действия СНВ-3 еще на три года очевидна.

Именно поэтому безразличие Трампа к вопросу о продлении срока действия СНВ-3 ставит в тупик. Российские чиновники поднимают тему продления договора уже больше года. Но администрация Трампа, очевидно, не проводила никаких серьезных переговоров с Москвой по этому вопросу.

Вместо этого Трамп и многие другие обдумывают идею подписания нового договора с более масштабными целями, который охватывал бы нестратегические ядерные вооружения и включал бы Китай — ядерную державу, которая не подписывала СНВ-3. В принципе обе эти цели достойны одобрения. Однако договор, охватывающий так называемые нестратегические или тактические ядерные вооружения, окажется сложным и потребует много времени на проработку. Разве Трамп активно и всерьез готовится к переговорам? Ничто на это не указывает.

Ситуация с Китаем еще сложнее. Ядерный арсенал Китая намного меньше арсеналов Соединенных Штатов и России. По данным исследовательской службы конгресса [США], из 280 боеголовок, имеющихся в распоряжении Китая, около 130 боеголовок установлены на ракетах, которые подпадают под действие СНВ-3. В прошлом Китай не держал свои ядерные силы в состоянии боеготовности, как это делают Вашингтон и Москва. Китай категорично отвергает возможность участия в переговорах по контролю над вооружениями. Нет никаких причин полагать, что Трамп предпринял сколько-нибудь серьезные попытки поговорить с китайской стороной о сокращении ядерных вооружений, а учитывая текущую напряженность в отношениях с Пекином, возникшую из-за торговли и ситуации с нарушениями прав человека, сейчас это крайне проблематично.

Итак, какова стратегия Трампа? Использует ли он ситуацию с Китаем в качестве повода для того, чтобы не продлевать СНВ-3 и дать ему истечь? Если это так, значит мы сейчас наблюдаем, как разрушается еще один кирпичик в уже достаточно хрупкой структуре соглашений о контроле над вооружениями, призванной сдерживать ядерную угрозу. Договор СНВ-3 — это последнее из крупных соглашений о контроле над ядерными вооружениями, которое до сих пор действует, и его необходимо продлить еще на пять лет.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.