Турция в Ливии занимает сторону легитимного правительства. А Россия поддерживает путчистов, которые пытаются свергнуть легитимное правительство.

В связи с этим возникло ожидание: неужели Турция и Россия столкнутся в Ливии? Этот вопрос был задан и президенту России Путину.

Путин отметил, что Россия контактирует и с Правительством национального согласия, и с Хафтаром. То есть сказал: «Мы не принимаем ничью сторону».

Для русских Ливия крайне важна. Не меньше, чем Сирия. Сирия — это порт базирования русских в Средиземном море, а Ливия — порт выхода из моря.

В Ливии с 2011 года сохраняются политический кризис, хаос и конфликтная среда. Поэтому русские действуют крайне осторожно. Они находятся в контакте с обеими сторонами в Ливии и в известном смысле контролируют процесс.

Что касается вагнеровцев, то когда к власти на Украине пришла антироссийская администрация в 2014 году, наемники группы Вагнера появились в Киеве, участвовали в боях в Донецке. Сегодня вагнеровцы действуют и в Сирии. Наряду с российской военной полицией они тоже оказывают поддержку режиму Асада.

Столкнутся ли Турция и Россия в Ливии?

Мы можем ответить на этот вопрос, взглянув на Сирию.

Сталкивались ли Турция и Россия в Сирии с 2016 года?

Нет.

В Сирии турецкие военные не вступали в столкновения с российскими военными. Более того, с вагнеровцами в Сирии тоже не возникало конфликтов.

Российские вагнеровцы сталкивались с наемными боевиками, связанными с Ираном, с террористами Рабочей партии Курдистана — Партии «Демократический союз», а вот с турецкими военными — ни разу.

Кремль официально отрицает какие-либо связи с вагнеровцами. Но, конечно, нельзя сказать, что эти отряды наемников могут действовать независимо от Путина или российской разведки.

Столкнутся ли Турция и Россия в Ливии?

Обратим внимание на то, как русские отвечают на этот вопрос.

Российский военный аналитик Павел Евгеньевич Фельгенгауэр говорит: «Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган поддерживает Правительство национального согласия. Но Турция и Россия не будут воевать друг против друга из-за Ливии. Потому что эта ситуация вызовет серьезный кризис в Сирии. Кроме того, для России Турция обладает гораздо большим стратегическим значением, чем Ливия». Таким образом, эксперт подчеркивает, что две стороны никогда не столкнутся друг с другом.

Ответим на тот же вопрос и на примере позиций Эрдогана и Путина.

Точкой отсчета хаоса в Ливии, который сохраняется и сегодня, следует считать март 2011 года. Это дата начала военного вмешательства стран НАТО под предводительством Франции.

Эрдоган и Путин выступали против интервенции НАТО.

Путин, который в то время занимал в России пост премьер-министра, сравнил вмешательство НАТО с крестовым походом, а Эрдоган, который тогда тоже был премьер-министром, резко отреагировал на интервенцию, задав вопрос: «Что НАТО делает в Ливии?»

Есть еще и политическое измерение.

Мы видим, что на передний план выходит чеченский лидер Кадыров. Два дня назад Кадыров поговорил по телефону с главой ливийского Правительства национального согласия ас-Сараджем. Получил приглашение в Триполи. Выразил готовность поддержать легитимную администрацию Ливии.

Как вагнеровцы не могут хозяйничать в Ливии без ведома Путина, так и Кадыров не может общаться с ливийским лидером втайне от российского президента.

Мы видим, что русские желают подстраховаться в Ливии.

Турция создает новое уравнение. В предыдущем уравнении Турции не было. А русские — были.

Но то, что русские сидят за столом, за которым нет Турции, еще не означает столкновения Турции с русскими. Как и то, что за одним из таких столов сидят катарцы.

Теперь же, в связи с ходом Турции, в Средиземноморье рассадка за всеми столами организуется заново.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.