В рождественский сочельник президент России Владимир Путин на встрече с руководством министерства обороны назвал посла Польши в Берлине в 1930-е годы «сволочью и антисемитской свиньей». В свою очередь, Александр Лукашенко в интервью радиостанции «Эхо Москвы» заявил, что Сталину за пакт Молотова — Риббентропа следовало бы поставить памятник, поскольку благодаря этому документу Белоруссия существует в своих современных границах.

Проявление бессильной злобы

Высказывания двух президентов с нашей точки зрения выглядят несомненно шокирующими, однако, сказаны они были отчасти по причинам, которые должны нас радовать. Если бы их адресатами выступали исключительно поляки, то эти слова не прозвучали бы в сочельник, когда в Польше практически замирает вся политическая жизнь, а наши сограждане следят за политикой менее внимательно, чем обычно, что снижает шансы на проведение успешной провокации. Первая и основная причина пропагандисткой активности Владимира Путина кроется не в желании спровоцировать Варшаву, а в необходимости отвлечь внимание россиян от очередных неудач и имиджевых провалов Кремля.

Московское руководство, вопреки своим ожиданиям, не смогло заставить президента Украины пойти на уступки в ходе саммита «нормандской четверки» во Франции. Все свидетельствует о том, что ему не удается также склонить к уступкам Лукашенко, который не готов к объединению своего государства с Россией. Кроме того, Владимиру Путину нужно отвлечь внимание от четырехлетней дисквалификации российских спортсменов за допинг и серии катастроф в вооруженных силах, среди которых был пожар на единственном российском авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов». В такой ситуации пропагандистская канонада в направлении Польши выглядела удачным решением.

Россия — враг по собственной воле

С польской точки зрения российские провокации могут потенциально представлять опасность, но если основная причина их появления — это провалы Кремля, то такую новость следует счесть благоприятной. Россия проводит в отношении Польши не просто недоброжелательную, а открыто враждебную политику, так что любые неудачи российского руководства соответствуют нашим интересам.

При этом следует поспорить с тезисом, что неудачи Кремля могут каким-либо образом угрожать нашей безопасности. Сторонники такой теории говорят, что уход Путина будет означать приход к власти националистов, однако, они уже сейчас управляют Россией, а самый главный националист — сам Владимир Владимирович. Что еще хуже, вирусом национализма заражено подавляющее большинство россиян. Ненависть и презрение к окружающим Россию народам, еще несколько лет назад свойственные исключительно менее образованным слоям общества, сейчас получили распространение также в кругах интеллектуальных элит.

Также ошибочен тезис о том, что слабая Россия станет более агрессивной. Слабой страной с ограниченными возможностями она была в 1990-е годы, но уровень ее агрессивности не отличался от современного. Разница в том, что тогда она была агрессивной и слабой, а сейчас стала агрессивной и сильной, а, значит, представляет больше опасности.

Братская помощь Лукашенко Путину

Слова президента Белоруссии с польской точки зрения выглядят, разумеется, возмутительными, но если взглянуть на реалии спокойно и трезво, можно констатировать, что, во-первых, существование независимого белорусского государства соответствует интересам Польши, а во-вторых, его современные западные границы (хотя для наших ушей это звучит неприятно) появились благодаря пакту Молотова — Риббентропа.

Гораздо важнее, однако, мотивы, склонившие Александра Лукашенко выступить со своим заявлением: белорусский президент имеет обыкновение тем громче заявлять о братских чувствах в отношении России и акцентировать тоску по советскому прошлому, чем меньше он намерен идти на уступки Владимиру Путину. Так что Лукашенко расхваливает Сталина по тем же причинам, по каким российский лидер оплевывает посла Липского.

Они не могут придти к согласию, и поэтому один отвлекает внимание своего народа, а второй, который овладел искусством отвлечения народного внимания несколько лучше, оказывает ему пропагандистскую поддержку, хотя и не хочет идти Кремлю на уступки. С нашей точки зрения такая ситуация выглядит предпочтительнее, чем перспектива объединения двух государств.

Россия (и Белоруссия) сворачивают лавочку

Свое значение, хотя это может прозвучать анекдотично, имеет существующая на постсоветском пространстве традиция интенсифицировать пропагандистские кампании накануне Нового года. Государственные структуры в России и Белоруссии в период между 30 декабря и 10 января приостанавливают свое функционирование (говорят, что даже в КГБ мало кто приходит на работу), а поэтому предварительно считают необходимым усилить идеологическое давление. Отношения власти с гражданами в России и Белоруссии напоминают отношения взрослого с ребенком, а поэтому она дает им столько же распоряжений, сколько впервые оставляющие детей одних на выходные родители. В одном случае звучит фраза «не открывай дверь незнакомцам», в другом — «не впускайте Запад».

«Безответственная» Польша

Высказывание Владимира Путина, к сожалению, нельзя свести к шутке, поскольку слова российского президента вписываются в опасный и методично использующийся (а от этого еще более грозный) кремлевский дискурс.

Если до сих пор Россия ограничивалась попытками убедить весь мир в том, что поляки — русофобы, то сейчас она решила добавить к этому тезис о «безответственной» политике Польши, которая пыталась прыгнуть выше головы, а в итоге помешала западным державам договориться с Советским Союзом и способствовала развязыванию Второй мировой войны. Речь идет, конечно, не о прошлом, а о настоящем, в котором Россия и, в частности, Франция хотели бы нормализовать отношения, но «безответственная» и не имеющая реально оценивать свои возможности Варшава вставляет им палки в колеса. Современная ситуация, к счастью, отличается от той, какая имела место 80 лет назад. На этот раз столь же «безответственно», с точки зрения Москвы, действуют Киев, отчасти Минск, Бухарест, Таллин, Рига и Вильнюс, а Стокгольм и Хельсинки тоже не отличаются особой рассудительностью.

Что самое важное, недостаточно рассудителен и Берлин, который критически относится к заигрываниям Макрона с Путиным, а президент Трамп, даже если бы и захотел вести себя «благоразумно», уже не способен этого делать. Разумеется, сегодня мы имеем дело не с желанием захватить территорию и уничтожить элиты «безответственных» стран (что касается захвата, возможны некоторые исключения), однако, в одном параллели с прошлым просматриваются: каждая небольшая страна, которая считает, что обладает правом на независимость и суверенитет, действует по мнению Москвы (и, к сожалению, не только ее) безответственно.

Истинный адресат слов Путина

В кремлевских высказываниях есть еще один опасный аспект. Адресатом слов Владимира Путина выступали в том числе еврейские круги: он стремился спровоцировать очередной польско-еврейский скандал. Неслучайно из всего набора возможных провокаций была избрана тема с обвинениями польского дипломата довоенного периода именно в антисемитизме.

подписание Мюнхенского соглашения 1938 года
Высказывание посла Липского о том, что если Гитлер сможет решить «еврейский вопрос», ему следует возвести памятник, разумеется, были скандальными, но как справедливо отметил с беседе с нашим порталом Кшиштоф Рак (Krzysztof Rak), в 1938 году никто еще не знал о грядущем геноциде, и этот контекст следует принимать во внимание. Также следует напомнить, что в 1938 году имел место геноцид поляков, а осуществляла его организация, прямым преемником которой стал КГБ, где гордо служил Путин. Однако о том, как СССР в рамках так называемой польской операции решал «польский вопрос», никто в мире не знает.

В январе в Израиле планируется провести торжественную конференцию на тему освобождения концлагеря Аушвиц, в которой примет участие российский президент. Можно с большой долей уверенности предположить, что в ходе этого мероприятия он обвинит Польшу в причастности к Холокосту. Польской дипломатии следует это учитывать и, насколько возможно, подготовиться к тому, что, по всей видимости, произойдет.

Из-за заигрывания партии «Право и справедливость» (PiS) с ультраправыми силами и безответственных действий (как непродуманных поправок в закон об Институте о национальной памяти, так и скандальных высказываний израильских политиков) польско-еврейские отношения переживают самый сложный за всю их историю период. Владимир Путин несомненно решит этим воспользоваться. Если мы хотим предотвратить кризис, нам следует, во-первых, очень тщательно подбирать слова и не позволять себя спровоцировать, во-вторых, не слушать нашептываний тех, кто хотел бы разжигания конфликта с нашей стороны, в-третьих, вести взаимодействие с немецкими дипломатами и, наконец, в-четвертых, сотрудничать с израильской и немецкой дипломатией, чтобы нейтрализовать провокаторов, которые могут найтись в США и Израиле.

Последствия перегибов

Существует еще и пятый элемент, о котором следует задуматься. У России есть одна святая вещь: победа во Второй мировой войне. Не пригласив российского президента на мероприятия, приуроченные к годовщине начала этого конфликта, Польша таким образом покусилась на святое. Предлогом послужила война, которую Москва развязала на Украине, однако, проблема кроется в том, что управляющие нашей страной правые силы уже практически полностью приравняли Советский Союз к Третьему рейху.

Это справедливо в контексте пакта Молотова — Риббентропа и совершенных преступлений для 1939, 1940 или 1941 годов, но когда речь идет о 1945, можно, разумеется, говорить о злодеяниях СССР, но нельзя не заметить различий между реалиями советской и немецкой оккупации того периода (или между советской оккупацией 1939 и 1945 годов).

Даже если бы факты выглядели иначе, у нас в любом случае не было бы шансов убедить мировую общественность в идентичности этих явлений. В своем подходе к истории, и это самое печальное, польские правые прибегают к таким упрощениям, что может сложиться впечатление, будто мы не видим разницы между якобы имевшей место в 1970-х годах советской оккупацией и гитлеровской оккупацией, например, в 1943 году. Можно говорить о том, что Польская Народная Республика не была суверенным государством, но утверждать, будто до 1989 года она также не обладала независимостью, это чистой воды заблуждение.

За заблуждения во внешней политике всегда приходится расплачиваться. С одной стороны, наш подход стал самоубийственным в контексте отношений с Западом, а с другой — для россиян это такой же плевок в лицо, как для нас — недавние высказывания Путина. Если в лицо друг другу плюют политики, это не так страшно, хуже, когда они привлекают к соревнованиям по плевкам целые народы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.