Довольно долго идет астанинский процесс, реализуемый Турцией совместно с Россией и Ираном. На этих трехсторонних саммитах заключается несметное количество соглашений, подписываются тексты договоренностей. Единственной целью была защита гражданских лиц в Идлибе и завершение процесса безопасным образом, который не повлечет за собой гуманитарной катастрофы. Более того, на самой последней встрече Эрдогана с Путиным этот вопрос очень подробно обсуждался.

Но, к сожалению, на поле боя все эти саммиты, личные встречи дают другие результаты. Сирийская армия при поддержке России с воздуха практически каждый день бомбит Идлиб, гибнут мирные жители, в том числе дети. Колонны бегущих от бомбежек мигрантов движутся в сторону нашей границы, к которой уже подступило порядка 50 тысяч человек. Короче говоря, наш друг Путин, с которого мы буквально пылинки сдуваем, в качестве новогоднего подарка посылает нам новых беженцев.

На фоне этой картины Турция громко предупреждает Запад: «Мы вынуждены будем открыть двери. Если вы собираетесь оказывать поддержку, так делайте это. Если нет, извините, наше терпение не безгранично. Мы не смогли получить должной поддержки от ЕС и западного мира, а чтобы получить таковую, нам, возможно, придется сделать это». Хорошо, прекрасно, но почему мы не можем обратиться к Путину, главному виновнику этой катастрофы, и сказать: «Эй, Путин! Останови эту резню, иначе мы отправим беженцев к вам»?

Помните, мы подписали с Америкой и Россией отдельные соглашения, согласно которым, Отряды народной самообороны (YPG) — Рабочая партия Курдистана (РПК) должны были быть отведены на 30 километров… Однако YPG остаются на месте, вдобавок ко всему Россия обучает YPG и, взаимодействуя с ними, продолжает размещать силы режима Асада у наших границ. Становится понятно, что, несмотря на всю демонстрацию дружбы, Россия и США, между которыми существует негласное соглашение, все более укрепляют свое присутствие в Сирии и незаметно пытаются оставить нас не у дел.

Турция, которая, к сожалению, не может достичь своих военных и политических целей в Сирии, готовится отправить военных в Ливию, где наши дипломатические карты еще слабее. Ведь на этот раз мы идем против важных центров силы, в том числе США, России, ЕС и арабских стран. Например, в Ливии наши партнеры по Сирии — уже не с нами, а с враждебным нам Халифой Хафтаром (Khalifa Haftar).

Если Правительство национального согласия Ливии проиграет, то, естественно, проиграем и мы вместе с ним. Конечно, Турция имеет право участвовать в энергетическом раскладе Восточного Средиземноморья и должна вести борьбу за это. Но, делая все эти шаги, мы не можем настроить против себя международное сообщество. Увы, в последнее время наша дипломатия во внешней политике приводит к уменьшению числа наших друзей. Давайте не забывать, что, если мы будем заниматься такими абсурдными вещами, как, например, выбрасывание конвенции Монтрё в мусорное ведро, это не поможет нам увеличить количество друзей. И уж точно не поможет вызов в ответ на санкции США в духе «мы купили С-400, купим еще»…

Сегодня мы ведем войну едва ли не против всего мира. Мы обозлены на Европейский союз, у нас практически не осталось друзей на Ближнем Востоке, за исключением Катара. А в Америке у нас есть единственная ниточка, за которую можно держаться: Трамп. Но и здесь мы не уверены, куда эта ниточка потянет, когда подует обратный ветер.

Вызов стал стратегией во внешней политике, и это, к сожалению, обрекает Турцию на одиночество как в региональном, так и в глобальном масштабе. Даже люди, не обладающие никакими знаниями в области дипломатии, осознают тот факт, что основная цель внешней политики — не причинить вред государству и народу, решать существующие проблемы с помощью дипломатического мастерства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.