После того как США сняли эмбарго на поставки оружия на Южный Кипр, российским военным кораблям была отрезана возможность использовать порты Южного Кипра. Предполагается, что для России могут быть открыты порты Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК).

Недавно премьер-министр ТРСК Эрсин Татар (Ersin Tatar) вместе с вице-премьером и министром иностранных дел ТРСК Кудретом Озерсаем (Kudret Özersay) посетили Стамбул и встретились во дворце Долмабахче с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, вице-президентом Турции Фуатом Октаем (Fuat Oktay) и главой турецкого МИД Мевлютом Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu).

Согласно предположениям, озвученным в прессе ТРСК, на этой встрече обсуждалось открытие для российских военных кораблей портов ТРСК, таких как Газимагуса или Гемиконагы. Если ТРСК будет развивать военные отношения с Россией это, с одной стороны, станет ответом на договоренности, заключенные греческой администрацией Южного Кипра с США, с другой — шагом к признанию ТРСК.

Об этих предположениях написал в своей колонке Улаш Барыш (Ulaş Barış) — колумнист газеты «Кыбрыс постасы» (Kıbrıs Postası), которая издается в ТРСК. Приведем фрагмент этой статьи под заголовком «Будут ли открыты порты ТРСК для российских кораблей?».

В последние дни прошлого года США, как известно, отменили введенное в 1987 году эмбарго на поставки оружия в Республику Кипр. При этом США выставили два связанных с Россией взрывоопасных условия принятия данного законопроекта.

Одним из условий было ужесточение контроля над офшорными счетами российских бизнесменов в банках в южной части острова. А второе и жизненно важное условие заключалось в следующем: российские военные корабли больше не смогут использовать порты, находящиеся в южной части острова ни для обслуживания, ни для заправки топливом.

Это условие вызвало бурную реакцию со стороны России, между послом России в Никосии и греко-кипрскими политиками даже разразились словесные дуэли.

Споры разгорелись еще больше после того, как в прошлую пятницу, 10 января, было объявлено, что американские военные специалисты, которые, как ожидается, в скором времени прибудут на остров, начнут обучение в южной его части, и это является еще одним условием снятия эмбарго на поставки оружия.

Новость на самом деле не новая, это прописано в законопроекте, но все же, учитывая то, что остров станет местом пребывания американских военных, а также негативные последствия напряженности в отношениях между Ираном и США, это, как отметил Кудрет Озерсай, может положить начало «американскому военному присутствию» в регионе.

И вот на фоне всех этих событий на прошлой неделе появилась одна новость, которая, хотя и не подтверждена, но крайне важна, поскольку она показывает, что кипрская проблема может превратиться в самую острую международную проблему.

Сообщается, что на переговорах с президентом Турции Эрдоганом на прошлой неделе президент России Путин официально попросил Эрдогана открыть порт Мерсин для российских военных кораблей. Эрдоган же отклонил эту просьбу, отметив: «Турция — член НАТО, это невозможно».

Но продолжение этого сообщения имеет к нам самое непосредственное отношение.

Утверждается, что Эрдоган сказал Путину: «Мерсин — нет, но порты Газимагуса или Гемиконагы как международно признанные в ТРСК — можно».

И, должен сказать, у меня возникло сильное ощущение, что главной причиной, по которой наше правительство пригласили в Стамбул, было обсуждение этого вопроса.

После того как южная часть острова подчинилась условиям американцев, такой шаг, однозначно, станет настоящим возмездием со стороны России.

Это кажется разумным ходом, если на удар Америки на юге Россия ответит признанными портами непризнанной ТРСК на севере…

Более того, не осталось без внимания и даже стало предметом насмешек заявление председателя партии «Родина» Турции Перинчека (Perinçek), который несколько недель назад посетил Абхазию и на обратном пути в Турцию заявил: «Абхазия признáет ТРСК».

Абхазия, которая откололась от Грузии и находится под российским господством, признана семью государствами, включая Россию.

То есть я не хочу сказать, что ТРСК признает Россия, но, если ТРСК признает страна — сателлит России, это в некотором смысле может создать представление о «косвенном признании» и с ее стороны.

Но не будем заходить так далеко и пока ограничимся вопросом: если сообщения о возможном открытии портов ТРСК для российских кораблей верны, к чему это приведет?

У меня не осталось места, чтобы подробно ответить на него в этой статье, но в таком случае можно ожидать, что пустая на сегодняшний день болтовня в духе «ТРСК стала важным игроком в Восточном Средиземноморье», о чем правительственные чиновники регулярно твердят в последнее время, перестанет быть таковой и постепенно начнет обретать под собой основание.

Сколько это будет стоить, как будут развиваться события, кто и какой шаг сделает — сейчас это предсказать сложно, но, поскольку кипрская проблема является международной проблемой, вступление двух сверхдержав мира в такое противостояние на острове является зловещим даже по своей природе.

Поэтому, на мой взгляд, 2020 год станет во многом решающим для острова…

Джейхун Бозкурт: турецко-российское позиционирование против Запада в Восточном Средиземноморье

Колумнист «Суперхабер» (SuperHaber) Джейхун Бозкурт (Ceyhun Bozkurt) прокомментировал данные предположения: «Если это правда, значит в Восточном Средиземноморье постепенно закладываются основы для турецко-российского позиционирования против западного фронта. Состоявшиеся переговоры по Ливии уже стали шагом в этом направлении».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.